Ультраортодоксы сближаются с левыми радикалами

Невероятно, но факт: эти две группы, находящиеся по обе стороны политического и мировоззренческого спектра, тем не менее, преодолевают разногласия, существующие между ними, и нивелируют культурные различия. Возможно, в другом случае это обстоятельство заслужило бы самой высокой похвалы, если бы не его негативная коннотация: речь идет о странном союзе леворадикальных молодых людей, отказывающихся от службы в израильской армии по «соображениям совести», как они говорят, и представителей ультраортодокальной общины, также выступающих против призыва в армии молодежи из их среды.

Впрочем, все по порядку.

Два года назад, когда Таир Каминер решила отказался от службы в армии по соображениям совести и собиралась отбывать наказание в тюрьме, она неожиданно получила поддержку оттуда, откуда вовсе ее не ждала. Один из лидеров ультрарелигиозной общины попросил встречи с Таир, чтобы поддержать ее, укрепить в ее решении, а кроме того, вручил ей книгу псалмов с инициалами «узницы совести» на титульном листе.

Этот символический жест стал возможен благодаря некоему каналу связи, который формировался в то время между теми, кто отказывался от службы в армии по соображениям совести, и «отказниками» из ультраортодоксальной среды. Наличие этого канала держалось, однако, в строгом секрете.

Диалог между двумя антиподами велся достаточно осторожно, взвешенно, учитывая психологическое и политическое различие, пока примерно две недели назад не оформился в общественный альянс.

Светских людей на этой необычной встрече было больше и они чувствовали себя свободнее и раскованнее (возможно, еще и потому, что встреча проходила в штаб-квартире ультралевой партии ХАДАШ, хотя и не финансировалась этой партией); религиозные участники держались сдержанне и не хотели особо афишировать свое присутствие.

Собственно говоря, позиция «Нетурей карта», к которой примыкают также группы сатмарских хасидов и «Толдот Аарон», давно известна и не содержит в себе ничего нового: полный отказ от сотрудничества с государством Израиль и его институтами. Представители сообщества не участвуют в выборах, стараются не получать средств из государственного бюджета, а некоторые даже отказываются от социальных пособий. Армейский призыв никогда не касался этого сообщества, и никто – даже насильно – не доставлял молодых людей из квартала Меа Шеарим в военкомат. Что же произошло, что резко изменило ситуацию и почему ультраортодоксы воспринимают закон о воинской службе, как «указ об уничтожении», и готовы обратиться к своим давним оппонентам – светским людям, чтобы защититься от свалившейся на их голову напасти?

Ларчик открывается просто: все дело в законопроекте, который был одобрен предыдущим составом правительства по инициативе партии «Еш атид» и установил ежегодную квоту призыва в ЦАХАЛ молодых ультраортодоксов, при том, что эта квота должна постоянно увеличиваться.

Нынешнее правительство под давлением ультраортодоксальных партий отменило ту статью закона о воинском призыве, которая налагала уголовные санкции на религиозных «отказников», не подпадавших под предоставляемую определенному количеству йешиботнкиов отсрочкку. Однако даже этот шаг не смягчил позиции «Нетурей карта» и им подобных — их вообще не устраивает политика квот.

«Мы не можем принять эту новую реальность, — сказал один из участников встречи, — когда наше сообщество должно приносить государству в жертву своих детей, и каждый год – все больше и больше голов». По его словам, на самом деле, у ЦАХАЛа нет никакой особой потребности призывать религиозных юношей в армию; по его мнению, это всего-навсего социальный заказ.

Он утверждает, что парламентарии, представляющие религиозный сектор, предали своих избирателей, поскольку после ряда акций протеста все молодые  ультраортодоксы признаны дезертирами. Кроме того, это означает, что им запрещен выезд за границу по достижении 35-летнего возраста, у них могут возникнуть трудности с получением водительских прав, а любые, даже случайные столкновения или контакты с военной полицией могут закончиться для бунтарей лишением свободы. И потому большинство из них предпочитает практически изолироваться от внешнего мира, чтобы свести к минимуму контакты с армейской системой.

Наряду с религиозным императивом активисты ультрарелигиозной общины подчеркивают, что акт сопротивления носит, помимо идеологического, и социальный характер, поскольку религиозное руководство, как правило, защищает учащихся йешив в центральных городах, отдавая армии «на съедение» их сверстников с периферии.

Как удалось выяснить, контакты между ультраортодоксами и светскими «отказниками» особенно интенсифицировались после того, как Ноа Леви, жительница Яффо из НКО, выступающей против пыток, увидела, как обошлись с молодыми ультраортодоксами на демонстрации перед зданием военного суда.

«Я ужаснулась той жестокости, с которой обошлись с манифестантами, — вспоминает Ноа, — им выкручивали руки, их били, их пинали, на кого-то надели наручники. Я все записала на видеокамеру, а потом стала думать, как выйти с ними на контакт, чтобы помочь с адвокатом. Я помню, как мне в моей же организации сказали, что мои попытки бесполезны, вряд ли они захотят воспользоваться услугами светского адвоката».

И, тем не менее, через некоторое время настойчивой девушке удалось через посредника связаться с братьями Вайсами, Яаковом и Шмуэлем, и предложить помощь адвоката; помощь была принята, а после этого ситуация сдвинулась с мертвой точки, и две эти группы стали потихоньку, не афишируя, общаться, помогая друг другу в критических ситуациях. Вплоть до того, что офицера, который жестоко обращался с «отказниками» в тюрьме, ЦАХАЛ наказал, понизив в звании.

Кроме того, к вящему удовольствию сторон, удалось создать и Ассоциацию по защите прав ультраортодоксов. Более того, Ноа Леви выступила посредником в диалоге между ультраортодоксами и иерусалимской религиозной фракцией в муниципалитете, с целью сформировать широкий фронт противодействия властям.

Одним из главных доводов, которые она привела в пользу объединения, несмотря на то, что сам факт присутствия светской девушки, да еще левой, вызвал чуть ли не шок у представителей иерусалимской фракции — этот довод состоял в том, что правительство действует по принципу «разделяй и властвуй», но когда представители различных групп объединяются, этот принцип не так-то просто привести в действие.

Интересно, что Ассоциация по защите прав ультраортодоксов в течение нескольких последних месяцев пользовалась услугами Дрора Мизрахи, активиста МЕРЕЦа, бывшего парламентского помощника Захавы Гальон и Илана Гилона, а ныне – независимого медиа-консультанта.

«Нам был важен его профессиональный опыт, — было сказано в ответ на критику, — мы нанимали его именно по этой причине, а не по размеру его обуви».

В свою очередь, сам Мизрахи, комментируя столь необычное сотрудничество, подчеркнул, что видит в нем не только возможность лишний раз утвердиться в качестве профессионала, но и некий вызов, связанный с понятием нравственных ценностей. «Это те же израильтяне, сегмент населения, подвергающийся преследованиям со стороны государства. Я встретил людей, для которых армейский призыв составляет экзистенциальную угрозу», — подчеркнул Мизрахи.

Не исключено, что в ближайшее время мы увидим, как две, совершенно разные по своему мировосприятию группы начнут проводить совместные акции протеста, что не так-то легко, учитывая разницу в подходах, однако та же Ноа Леви настроена оптимистично, несмотря на то, что, по ее словам, подобная инициатива принимается в штыки не только в ортодоксальной среде, но и в светской. Там тоже существуют стереотипы восприятия, которые надо разрушать, считает Леви.

Хилу Глезер, «ХаАрец», М.К.
На заглавном фото: сторонники течения «Нетурей карта» на демонстрации. Фото: Тесс Шефлан.
На фото: Ноа Леви. Фото: Томер Аппельбаум


Реклама





Send this to a friend