Как “продать” конфронтацию

Без политических усилий до применения силы, и что еще более важно — после ее применения — нет никакого смысла рисовать стрелки на картах, бомбить, атаковать и маневрировать: ко всему этому следует прибавить работу со средствами массовой информации.

Глава пресс-службы ЦАХАЛа, бригадный генерал Ронен Манелис занимает эту должность уже тринадцать месяцев. В своей лекции в Институте исследований национальной безопасности, которая называлась “Битва за нарратив”, он суммировал ту борьбу, ту операцию в СМИ, которую вел ЦАХАЛ на протяжении всех 13 недель, которые продолжалось противостояние с палестинцами у пограничного забора между Израилем и сектором Газы. И, по его словам, ХАМАС понес не только военное поражение — но и поражение на поле борьбы за общественное мнение.

Сегодня пресс-служба ЦАХАЛа является самой крупной в Израиле PR-фирмой, самой богатой и самой многочисленной. Во время противостояния у пограничного забора это подразделение превратилось в поставщика контента для более чем 50 миллионов человек во всем мире. Это больше, чем у всех израильских СМИ, вместе взятых. И это помимо бесед с более чем тремя тысячами человек, которые считаются теми, кто формирует общественное мнение в мире.

В ЦАХАЛе отлично понимали, что даже если опубликовать поименный список части погибших и доказать, что они связаны с ХАМАСом и другими организациями, особого эффекта это произведет, и это не повлияет на отношение западных бюрократов к Израилю. И генштаб ЦАХАЛа определил пресс-службе шесть основных целей, первой из которых было заблаговременное предостережение населения Газы. Арабская поговорка “Предупредить — значит, выполнить долг ” стала заголовком кампании в СМИ. Представители координатора деятельности правительства на территориях предостерегали по телефонам водителей автобусов, подвозивших людей к местам митингов у забора. Ролики в соцсетях напоминали жителям Газы, как выглядел Мундиаль 2014 года, во время «Нерушимой скалы», когда сектор подвергался авианалетам. Им задавали простой вопрос: чего они хотят, смотреть футбол или воевать?

Еще одной целью было “очернить врага”: кампания на арабском и английском языках связывала Иран с демонстрациями у забора. Множество фотографий детей из Газы, размахивающих портретами Касема Сулеймани, командующего иранским спецподразделением “Эль Кудс”. К этому добавились суннитские твитты, решившие «поймать волну» и развязать кампанию против Ирана.

Третьим направлением стало раскрытие лжи ПА и ХАМАСа о событиях рядом с забором. Им было дано определение “террор”. Делался акцент на события с заложенной взрывчаткой и стрельбой. ХАМАС назвал это в твиттере “Аауда” (возвращение) — а ЦАХАЛ дал совсем другое название: хэштег “Фауда”, то есть «хаос».

“Война есть продолжение политики иными средствами”. Эта знаменитая фраза очень любима офицерами ЦАХАЛа. Ее вспоминают на лекциях, презентациях и брифингах.

Цитата прусского генерала Карла фон Клаузевица, жившего в другие времена и при других войнах, напоминает о том, что и в XXI веке — как и в XIX-м — военная сила никогда не применяется сама по себе. Но, в конечном итоге, даже бригадный генерал Манелис, солдат войны за нарратив, нуждается в политике и в стратегии. Иначе все его усилия на поле СМИ окажутся похожи на полет в никуда.

Ор Геллер, «Либерал». А.М.
Фотоиллюстрация: Элиягу Гершкович. 


Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама


Send this to a friend