Как отреагирует Иран на «Северный щит»

События, произошедшие 4 декабря, позволяют сказать вслух то, о чем можно было лишь намекать из-за жестких ограничений, наложенных военной цензурой: израильская армия приступила к публичной фазе широкомасштабной операции по поиску и уничтожению туннелей, проложенных «Хизбаллой» под ливанской границей с Израилем. Это, пожалуй, часть той мозаики, куда вписываются атмосфера нервозности на северных границах в последние недели, срочный визит премьер-министра Израиля Биньямина Нетаниягу в Брюссель, где он встретился с госсекретарем США Майком Помпео, обсудив с ним ситуацию на севере нашей страны, а также –  некоторые туманные намеки, сделанные Нетаниягу около двух недель назад по поводу чрезвычайной ситуации в сфере безопасности, которая, по его словам, требовала, чтобы партия «Еврейский дом» не покидала неустойчивую правительственную коалицию.

Несмотря на драматические заявления и грозное название – операция «Северный щит», шаги Израиля не являются предвестием войны. Речь идет о вполне законной деятельности по укреплению обороны на собственной территории. Инженерные работы ведутся не за границей, и связаны они с подрывом израильского суверенитета, воплотившимся в туннелях, проложенных террористической организацией на территорию Израиля (конечно, следует отметить, что Израиль, в свою очередь, тоже не гнушался нарушением суверенитета Ливана или Сирии; в последние годы ВВС Израиля неоднократно вторгались в воздушное пространство Сирии и нередко появлялись в небе над Ливаном, как для сбора разведывательной информации, так и в качестве фактора сдерживания).

Операция «Северный щит» выбивает у «Хизбаллы» почву из-под ног, лишая эту организацию важной наступательной мотивации, тщательно лелеемой ливанскими боевиками на случай войны.
С точки зрения «Хизбаллы» обнаружение туннелей – это серьезный удар по репутации, но далеко не повод для начала войны в это время. Согласно оценкам, в конфронтации с Израилем, прежде всего, не заинтересован лидер «Хизбаллы» Хасан Насралла, который, несмотря на его публичные угрозы в адрес Израиля, выступает в качестве буфера в принятии решений, согласованных между Тегераном, Дамаском и Бейрутом.

Что касается поездки Нетаниягу в Брюссель, то, по всей видимости, она преследовала две цели: скоординировать действия с американцами, а также – передать своеобразное послание правительству Ливана, что оно должно вести себя смирно и попытаться обуздать «Хизбаллу», чтобы не допустить эскалации напряженности на северных границах Израиля.

Однако, остается без ответа один вопрос, вызывающий серьезную тревогу: как в ближайшем будущем отреагирует на происходящее Иран. Попытается ли он «взыскать» с Израиля за сорванные оперативные планы, возможно, прибегнув к каким-то действиям на другой границе. Дело в том, что «туннельный проект» был дорогостоящим секретным предприятием, имевшим колоссальное значение как для Ирана, так и для «Хизбаллы». Нет никаких сомнений, что иранская сторона принимала в нем активное участие и что некоторые оперативные соображения по его реализации опирались на опыт ХАМАСа, полученный им за последнее десятилетие при прокладке туннелей из сектора Газа на территорию Израиля.

Израильское оборонное ведомство добилось технологического и разведывательного прорыва в поиске и обнаружению туннелей из Газы, уничтожив за последнее время почти пятнадцать туннелей по обе стороны границы. Однако, этот немаловажный оперативный успех привел к ухудшению отношений между Израилем и ХАМАСом и побудил последний сознательно пойти на конфронтацию с Израилем, начиная с марта нынешнего года нагнетать обстановку на границе еженедельными «маршами возвращения».

Работы по прокладке туннелей, равно как их обнаружение на северной границе – задача очень сложная. ЦАХАЛ сообщил минимум информации о том, как велась подготовка операции «Северный щит» в последние годы. Ее необходимость была сформулирована в 2012 году, когда «Хизбалла» заявила о своих будущих намерениях «покорения Галилеи». Армия рассматривала возможность внезапной атаки боевиков через туннели; кроме того, в 2014 года было создано специальное подразделение для изучения проблемы и интенсификации усилий в поиске туннелей.

Армия пока не раскрывает имеющиеся в ее распоряжении данные:сколько лет прошло с тех пор, как туннели были проложены, и сколько времени понадобилось на то, чтобы их обнаружить (по всей видимости, времени потребовалось немало); есть ли какие-то подозрения, что, помимо обнаруженных, есть и необнаруженные туннели; и были ли основания начать главную фазу операции несколько месяцев назад, когда началась ее подготовка.

Другой вопрос касается политической сферы. Выступая 18 ноября, Нетаниягу предупредил, что страну ожидает сложный период с проблемами безопасности, добавив, что общество должно принести некую «жертву». Министр обороны Авигдор Либерман своей отставкой минимизировал важность заявления премьера, а министры из «Еврейского дома», решившие остаться в правительстве, по-видимому, не были уверены, что существует опасность войны.

Тем не менее, в минувший вторник стало известно, что проблема с безопасностью, действительно, существует, и она требует непременного личного участия премьер-министра, начальника генштаба ЦАХАЛа Гади Айзенкота и командующего северным округом, генерал-майора Йоэля Стрика. Следует помнить, что туннели – отнюдь не единственный вопрос, стоящий на повестке дня. Израиль предупреждает также о последствиях, связанных с намерением Ирана оснастить высокоточными ракетными установками «Хизбаллу» в Ливане.

Израиль также должен быть готов к новым правилам игры, продиктованным Россией, которая, во-первых, практически блокировала воздушное пространство над Сирией для израильских ВВС, а, во-вторых, в то же время вынудила Иран сократить объем контрабанды оружия.

Амос Харэль, «ХаАрец», М.К. К.В.

Израильско-ливанская граница. Фото: Ярон Каминский


Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама


Send this to a friend