Фото: POOL New, Reuters

Как обезвредить тикающую иорданскую бомбу

Чтобы понять, как работает иорданская экономика, достаточно попасть в район Джебель аль-Хусейн, расположенный в северной части центра Аммана. Там вы найдете гигантский супермаркет, который предложит вам кофе, произведенный в Ливане, тхину из Саудовской Аравии, солнечные очки из Китая – и все это завернут в упаковку, отпечатанную в Объединенных Арабских Эмиратах. Из всех продуктов, которые мы покупали в Иордании, местным был только хлеб. Правда, он очень дешевый – за семь пит вы заплатите один иорданский динар (чуть более пяти шекелей).

Обычный хлеб стоит еще дешевле – порядка 2,5 шекелей за килограмм. Но надо отметить, что в феврале его цена была еще ниже.

В феврале в Иордании были снижены государственные субсидии на хлеб, что позволит иорданскому правительству экономить 50 миллионов динаров в год.

По словам бывшего министра снабжения, промышленности и торговли Ярова Коды до 2018 года правительство ежегодно выделяло 120 миллионов динаров хлебной субсидии. Однако только 45 миллионов из этой суммы попадало гражданам Иордании. 35 процентов населения Иордании составляют беженцы, а также иностранные рабочие. Поскольку в питании неимущих слоев населения более высокую долю составлят хлеб, они потребляли порядка 40 процентов субсидируемого хлеба.

Последний раз иорданское правительство поднимало цены на хлеб более двух десятилетий тому назад. Это действие не прошло так уж спокойно, поднялись огромные демонстрации, но король Хусейн сумел утихомирить бурю.

Однако это не слишком помогло экономике Иордании. В 2017 году уровень безработицы достиг 25-летнего пика. По самым консервативным оценкам, уровень безработицы составляет 18 процентов среди населения страны, и 24 процента среди выпускников вузов.

Уровень инфляции удвоился по сравнению с 2006-м годом. Амман сегодня назвают самым дорогим городом в арабском мире. Среди мировых городов он занимает 28-е место (при этом стоит напомнить, что Тель-Авив находится на 9-м). Минимальная заработная плата в Иордании составляет 220 динаров (1120 шекелей) в месяц, что недостаточно для покрытия высоких расходов.

В результате сложной экономической ситуации, а также роста выплат по долговым обязательствам король Иордании Абдалла II вынужден был обратиться за помощью на мировые валютные рынки.

Одним из первых оказал помощь Международный Валютный Фонд. В 2016 году был составлен амбициозный план структурных реформ, на осуществление которого Иордания получила кредит в 723 миллиона долларов.

Несмотря на благие намерения, МФВ переоценил способность иорданской экономики осуществлять реформы быстрыми темпами. Кроме традиционных трудностей, негативное влияние на иорданскую экономику оказал массовый наплыв беженцев из соседней Сирии.

В результате иорданскому правительству пришлось повышать цены. На 164 потребительских товара, преимущественно из пищевой промышленности, был введен 20-процентный налог. С февраля тарифы на электроэнергию взлетели на 55 процентов. Пришлось даже повысить налоги на сигареты – тяжелый удар по Иордании, занимающей по уровню курению восьмое место в мире — и даже удорожить мобильную связь.

Однако соломинкой, которая сломала спину верблюду, стало повышение налога на прибыль на 5 процентов, и корпоративного налога – с 20 до 40 процентов.

О повышении налогов было объявлено в один из четвергов месяца Рамадан – самое худшее время, если вдуматься. На следующий день все иорданцы собрались в мечетях на пятничную молитву, где имели достаточно свободного времени, чтобы обсудить действия правительства. Кроме того, народ еще не полностью остыл после переноса американского посольства в Иерусалим и стрельбе по демонстрантам в Газе.

— Иорданцы не смогли остановить насилие в Газе или изменить решение Дональда Трампа, — говорит американский журналист, живущий в Аммане на протяжении последних четырех лет. – Но «проглотить» повышение налогов они не готовы.

Король Абдалла заморозил повышение налогов, но иорданцы на этом не остановились, продолжая собирать крупные демонстрации по всей территории страны.
7 июня демонстрации прекратились, однако иорданский режим по-прежнему сидит на пороховой бочке. Для Запада, а также для самих иорданцев падение режима Абдаллы и установление в Иордании антизападного правительства стало бы катастрофой.

Прозападные тенденции современной Иордании, приверженность ее к миру с Израилем и сотрудничество с Соединенными Штатами по вопросам безопасности – все это усиливает мотивацию многих стран оказывать помощь Амману для стабилизации государства и всего региона.

Уже 11 июня Саудовская Аравия совместно с Объединенными Арабскими Эмиратами побещали Иордании субсидии в размере 2,5 миллиарда долларов. Помощь обещал и Евросоюз. В прошлом месяце канцлер Германии Ангела Меркель выписала иорданскому правительству чек на 100 миллионов долларов.

Тем не менее, уровень жизни в Иордании продолжает оставаться низким. Иорданцы жалуются посещающим страну израильтянам, что в Израиле хоть высокие налоги, зато и высокие зарплаты – а иорданцы зарабатвают немного, но зато платят непомерно много пошлин.

Параллельно с притоком иностранных инвестиций Иордания начала пересматривать условия плана Международного Валютного Фонда. Одна из проблем заключается в том, что иорданские власти не готовы пересматривать расходы на силовые ведомства. По данным Стокгольмского института мировых исследований SIPRI, в 2017 году военный бюджет Иордании составлял около 16 процентов от военных расходов, и 5 процентов от ВВП. Это очень высокий уровень для страны, где расходы на оборону ничем не ограничены.

Уровень безработтицы в стране вплотную приблизился к 20 процентам. В 2009 году в стране имелось 180 тысяч безработных, в то время как количество иностранных рабочих доходило до 350 тысяч. Ситуацию усугубляют беженцы из Сирии, число которых, по некоторым оценкам, составляет 1,3 миллиона человек. Кроме того, в Иордании много беженцев из Ирака (их число оценивается в сотни тысяч).

Сирийцы более трудолюбивы, чем иорданцы.

— Мы производим все сами, в то время как в Иордании почти все импортируется, — говорит Хашем, сириец, работающий в сувенирном магазине в центре Аммана. – Кстати, в Сирии все намного дешевле.

Наследник престола, 24-летний принц Хусейн, выступая на Генеральной Ассамблее ООН, напомнил всему миру, что иорданцы не отказались от своих традиционных ценностей, не закрыли двери перед беженцами, невзирая на крайне тяжелое экономическое положение.

Однако и терпению иорданцев есть предел. Согласно заявлению одной из популярнейших газет Иордании «ар-Рад», Иордания больше не может принимать сирийских беженцев, и последнюю партию в 45 тысяч придется отправить обратно.

Кроме избытка беженцев и завышенных военных расходов заклятым врагом Иордании является коррупция.

— С момента создания страны в 1921 году Иорданией управляют 50 семей, — говорит Заар, владелец пиццерии. – Посмотрите на имена членов правительства. Вы заметите одни и те же фамилии – отцы, сыновья, племянники и т.п.

Заар платит 15 процентов от прибыли своего расторана.

— 90 процентов населения не платят подоходный налог, но нам приходится платить налоги косвенные, — жалуется он. – Вот пачка сигарет. В Ливане она стоит 1 доллар, а у нас – 3 доллара. Куда девается разница? Ее забирает себе государство. Но оно не оказывает нам никаких услуг! Так куда же идут деньги? На коррупцию. Парламент поддерживает правительство, а правительство поддерживает парламент.

Однако иорданцы не хотят революций. Они увидели, к чему привела «арабская весна» в странах региона.

Доктор Одед Эран, бывший посол Израиля в Иордании, считает, что шансы этой страны не так уж и хороши, но ситуацию можно было бы выправить. Например, Иордания могла бы продавать Израилю электронергию, себестоимость которой в Иордании невысока.

— Впрочем, Хашемитское королевство имеет немалый опыт борьбы с кризисами, — добавляет он. – Надо только предоставить в их распоряжение неободимые экономические ресурсы, прежде чем станет слишком поздно.

Рони Вольф, The Marker
На фото:  король Иордании Абдалла II. Фото: POOL New, Reuters


Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend