Как наказать родителей-подстрекателей

Родитель, с которым суд оставил ребенка после развода, может настраивать ребенка против другого – будь то мать или отец, и препятствовать встречам с ним. Адвокат Алекс Шмерлинг подтвердил «Деталям», что такое поведение родителей — когда они используют своих детей, как орудие, в спорах между собой — стало довольно частым явлением в судебной практике. И по сей день нет действенного решения этой проблемы.

На конференции в колледже Тель-Хай этот вопрос обсуждали судьи, представители Министерства соцобеспечения, адвокаты, социальные работники, психологи и даже жертвы этого явления. Участники конференции предложили приравнять подобные действия родителей к насилию в семье.

— Какие меры предпринимают суды по отношению к родителям – подстрекателям?

— Суд обязывает такого родителя содействовать контактам ребенка со второй стороной – матерью или отцом. Понятно, что чаще всего «пострадавшей стороной» оказывается отец, — говорит Алекс Шмерлинг. — Если мать — примем условно ситуацию, когда ребенок остается с матерью — препятствовала встречам, то суд  обязывает ее  разрешить контакты с ребенком в специальном учреждении, так называемом «центре связи». Чтобы прийти на встречу, отцу надо отпроситься с работы, поскольку такие центры работают только в дневные часы.

Первые встречи происходят в присутствии социального работника, который пытается как-то повлиять на ребенка. И если социальный работник решает, что ребенок отказывается общаться с отцом, потому что мать его «науськивает», суд оказывается перед очень сложной дилеммой: можно ли забрать ребенка у матери и отдать его отцу?

Мать, естественно, свою вину отрицает и говорит: отец сам виноват, что ребенок не хочет его видеть. От отца требуется колоссальная настойчивость, чтобы чего-то добиться. Максимум, что может сделать суд в такой ситуации — сказать матери, что, если она не будет приводить ребенка на встречи с отцом, ее будут штрафовать. Но если ребенку уже 13-14 лет, и он говорит: «Я не пойду», то очень сложно доказать, что его так настроила мать, а не он сам так решил. И в этой ситуации даже штраф наложить нельзя.

Новое предложение — в том, что если врач-психиатр или психолог проведет обследование ребенка и обнаружит, что у него из-за данной ситуации возникла серьезная психическая травма, и это — результат действий матери (в нашем условном случае), то можно попытаться привлечь ее к уголовной ответственности за причинения вреда здоровью. Но мне реализация этой идеи представляется весьма проблематичной.

— Чтобы ввести такую практику, нужен новый закон или достаточно судебных решений?

— Прежде всего это должно быть принято на уровне полиции, которая должна решить, есть ли основание для возбуждения дела в подобных ситуациях. Но, как я уже сказал, все это очень трудно. Ведь для того, чтобы привлечь такого родителя к ответственности, нужно доказать три компонента его вины.

Во-первых, доказать, что мать – как помните, в нашем примере мы говорим о матери — настраивала ребенка против отца. Во-вторых, следует доказать причинно-следственную связь, то есть, что ребенок не идет встречаться с отцом именно потому, что мать ему так сказала. В-третьих, и это самое главное — доказать, что ребенку это причинило ущерб. И тут возникает очень сложный вопрос: а что в этих обстоятельствах считать ущербом? Может, отец, действительно, негодяй, и отсутствие контакта с ним только полезно для ребенка?

Поэтому эта идея представляется мне совершенно утопической. Хотя хорошо, что идет поиск возможностей воздействовать на таких родителей-подстрекателей. Эта проблема весьма актуальна. И добиться справедливости удается далеко не всегда.

— В вашей практике встречались такие случаи?

— Да вот, относительно недавний пример: мама науськивала 13-летнюю девочку не встречаться с отцом. Отец потребовал раздела имущества, и мать представила все это дочке так, будто отец выгоняет их на улицу, и  они станут бомжами.

Я веду этот бракоразводный процесс со стороны отца. Дочка отказывается с ним встречаться. Отец добивался встреч, пусть даже в «центре связи». Но отдать ему дочь никто не может, потому что 13-летнего ребенка невозможно заставить жить там, где он не хочет. И, в конечном итоге, отец опустил руки.

Лев Малинский, «Детали». Фотоиллюстрация: Дуду Бахар

тэги

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend