Как Израиль выкрал Адольфа Эйхмана: раскрытые архивы

На этой неделе в американских кинотеатрах начался показ фильма «Операция Финал» («Operation Finale»), снятого на основе реальных событий – одной из самых блестящих операций «Моссада» по поимке нацистского преступника Адольфа Эйхмана в 1960 году. Именно этот недочеловек был виновен в смерти миллионов евреев, именно он в годы войны разрабатывал план «окончательного решения еврейского вопроса», в рамках которого были созданы специальные лагеря смерти.

В роли Эйхмана, «архитектора Холокоста», снялся известный актер Бен Кингсли, режиссер — Крис Вайц, известный по таким фильмам, как «Золотой Компас (2007), «Сумерки. Сага. Новолуние» (2009), «Мой мальчик» и других; автор сценария — Мэттью Ортон.

Спустя полвека после того, как Эйхман был казнен, «Моссад» предал, наконец, гласности подробности о легендарной операции, в том числе, о том, что 70 процентов из ее участников составляли те, кто пережил Холокост или прибыл из Европы. Это было в 2012 году, тогда в тель-авивском Музее Диаспоры была развернута специальная экспозиция, посвященная похищению Эйхмана.

Первоначально эта выставка открылась ​​в штаб-квартире «Моссада» (Институт разведки и специальных операций) и была закрыта для широкой публики. Однако тогдашний министр без портфеля Йоси Пелед инициировал публичность представленной информации, чтобы широкая общественность знала, спустя полвека после окончания судебного процесса над нацистским преступником в 1962 году, всю (или часть) правду о проведенной операции. Так впервые в своей истории знаменитая израильская спецслужба выставила на всеобщее обозрение секретные документы, а также поведала об оперативных средствах и методах, использованных в ходе операции «Финал». На выставке ее куратор – представитель «Моссада» Авнер А., заметил пожилого мужчину, внимательно читающего книгу записей, где, кстати, практически не оставалось свободного места. Этого человека звали Ицхак Эльрон, и во время проведения операции он был военным атташе Израиля в Аргентине (как известно, Эйхман скрывался именно там). Выяснилось, что Эльрон активно участвовал в слежке за Эйхманом; по его словам, он и его жена Сара держали Эйхмана под наблюдением до того, как его похитили из дома, где он жил – в пригороде Буэнос-Айреса.

Адольф Эйхман присоединился к нацистской (национал-социалистической немецкой рабочей партии) в 1932 году. Десять лет спустя он считался «экспертом по еврейским делам» в правительстве Третьего рейха, руководил всеми концентрационными лагерями, экспроприацией еврейской собственности и депортацией миллионов евреев в гетто и лагеря смерти. Он также сыграл решающую роль в реализации «окончательного решения еврейского вопроса».

В конце войны американцы арестовали его, но Эйхман предъявил фальшивый паспорт на имя Отто Экманна, и в 1946 году ему удалось скрыться. А летом 1950 года он бежал в Аргентину с паспортом Красного Креста, снова используя чужое имя.

В начале пятидесятых годов в Израиль стали просачиваться первые сведения о его местонахождении. Но у молодого государства, переживавшего трудную пору становления, были свои проблемы, и к вопросу о поимке Эйхмана израильтян вернулись только через десять лет. Финалом операции, которой руководил тогдашний глава «Мосада» Исер Харель стало прибытие делегации Израиля в Аргентину на празднование 150-летия независимости этой страны – во главе с министром иностранных дел Абой Эвеном. Однако фактически делегация являлась оперативным прикрытием, и в нее входили агенты «Моссада» и ШАБАКа; наличие делегации позволило Израилю отправить самолет в Аргентину, не вызывая подозрений, хотя тогда прямых рейсов между двумя странами не существовало.

Операция по похищению Эйхмана была запланирована как раз на время празднования; о ее проведении было известно только узкому кругу лиц, даже сам Аба Эвен не знал о ней, прибыв в Аргентину. Кстати, многие их тех, кто входил в официальную делегацию возвращались домой уже на коммерческих рейсах, будучи совершенно ошеломленными тем, что израильский самолет вылетел без них.

Между прочим, имена некоторых участников операции до сих пор запрещены к публикации.

После того, как о похищении Эйхмана стало известно, Аргентина выслала израильского посла, но Ицхак Эльрон, благодаря своим связям с аргентинской военной верхушкой и алиби на момент похищения, остался  на своем посту.

Причем, алиби было подготовлено заранее: Харель поручил Эльрону в ночь, когда похищали Эйхмана, специально встретиться со своим американским коллегой, чтобы отвести от себя подозрения. Эту инструкцию Харель лично передал Эльрону, встретившись с ним в одном из кафе Буэнос-Айреса.

Эльрон вспоминает, что уже после завершения операции к нему подошел глава аргентинской армейской разведки и сказал: «Это плохо, что вы не поставили нас в известность заранее – мы бы передали вам Эйхмана даже без операции». По словам Эльрона, от этих слов за версту разит лицемерием, типичных для тогдашней аргентинской верхушки: известно как вела себя Аргентина по отношению к высокопоставленным нацистам, которые нашли убежище в этой стране.

Указанная выставка пополнилась и фотографиями из личного архива Любы Волк, которая тогда находилась в Аргентине вместе с мужем (у него был там свой бизнес). В свое время Люба работала стюардессой в «Эль-Аль», но за год до проведения операции оставила свою работу и уехала в Аргентину. В преддверии операции ее вновь привлекли к работе в качестве сотрудника, якобы «представителя Эль-Аль в Аргентине», и никто не знал, что она принимала участие в операции.

В 2010 году в государственном архиве Израиля были впервые рассекречены  более ста документов, связанных с делом Эйхмана, — хотя некоторые детали до сих пор остаются государственной тайной. Одним из самых больших откровений стало изложение собственных мыслей и чувств самого Эйхмана по поводу операции «Моссада». В частности, он высказался с похвалой об агентах, которые его похитили. Общаясь со своим адвокатом Робертом Серватиусом, в беседе, которая, судя по всему, была записана, несмотря на обещания, данные адвокату, что записи разговоров с обвиняемым не будет, Эйхман упомянул, что операция проведена «в спортивном стиле, была спланирована и организована в высшей степени образцово» и что особое внимание было уделено тому, чтобы доставить его в Израиль в целости и сохранности. По словам Эйхмана, он позволил себе это суждение, поскольку обладал «некоторым опытом, связанным с полицией и разведкой». Тем не менее, Эйхман отметил, что «это была не экстраординарная операция, и любая разведывательная служба могла бы осуществить ее с таким же успехом».

Безусловно, операция по похищению Эйхмана – одна из самых блестящих в истории «Моссада», но далеко не всегда нашей спецслужбе сопутствовал успех. К примеру, в мае 1961 года провалилась операция по устранению помощника Эйхмана, также военного преступника, участвовавшего в депортации и убийстве тысяч евреев во время Второй мировой войны. А в 2011 году выяснилось, что «Моссад» пытался похитить Эйхмана еще в 1949 году , в то время, когда он прятался в Австрии, но эта попытка также оказалась безуспешной.

Марк Котлярский, по материалам «ХаАрец»
Фото с суда над Эйхманом, архив GPO.

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend