Фото: Max Rossi, Reuters

Как Италии удается предотвратить исламский террор

Несколько дней назад во Франции произошел крупный теракт. Это была двадцатая террористическая атака с 2014 года. А Италии удается практически избегать терактов. Благодаря чему?

Жесткие законы о гражданстве, позволяющие без жалости депортировать беженцев и иммигрантов из мусульманских стран – лишь часть ответа, говорят эксперты по исламскому экстремизму.

В конце января итальянская полиция блокировала один из домов в районе озера Комо. Были арестованы хозяин Саид Фаек Ахмед, уроженец Египта, и его жена, уроженка Марокко.

Власти Италии предъявили Ахмеду, в девяностые годы воевавшему на стороне мусульман в Боснии, обвинение в том, что он воспитал своего сына Саида в духе исламского экстремизма и отправил его сражаться за ИГ в Сирию. Ахмеда ждет суд, а потом, скорее всего, долгие годы тюрьмы – или депортация. Супруга Ахмеда уже депортирована в Марокко.

В тот же день двое братьев, в свое время иммигрировавшие в Италию из Македонии и поселившиеся в районе Тревизо, были депортированы на родину. Компетентные итальянские службы получили свидетельства о том, что братья принадлежали к движению всемирного джихада.

На прошлой неделе без долгих процедур был депортирован гражданин Сенегала. Этот молодой человек, профессиональный футболист, приехавший в Италию, чтобы играть за клуб «Верона», был уличен в поддержке идей исламского экстремизма.

По данным МВД Италии, лишь за первые два месяца 2018 года из страны депортированы 25 человек, обвиненных в принадлежности к международным радикальным исламским движениям.

МВД в Италии обладает полномочиями издавать постановления о депортации лиц, заподозренных в симпатиях к ИГ и к идеям исламского экстремизма — судебные решения для этого не обязательны. Эксперты полагают, что это одна из главных причин, по которым в Италии не распространяется дух мусульманского фундаментализма.

Продолжим сравнение с Францией. За последние четыре года в терактах в этой стране погибли 245 человек. Во Франции живут более 4 млн. мусульман. По данным французских силовых структур, за время гражданской войны в Сирии более 1700 мусульман отправились из Франции на Ближний Восток, чтобы сражаться на стороне ИГ и других террористических группировок.

В Италии мусульман почти 2 млн., но и радикалов среди них гораздо меньше — воевать на Ближний Восток (в Сирию и в Ирак, в основном) уехали лишь 130 человек.

В 2015-2016 Италия депортировала около 60 исламских экстремистов ежегодно, в 2017 – 105, а в текущем году цифра может вырасти до 150. Как говорит эксперт Франческо Мароне из аналитического центра ISPI в Милане, депортация, как выяснилось — «крайне эффективная превентивная мера, поскольку полиции требуется лишь санкция МВД, а не решение суда после длительного разбирательства. Такие страны, как Британия, Франция и Бельгия, не в состоянии принять аналогичные меры, потому что радикалы часто являются гражданами страны и поэтому не могут быть депортированы».

«Закон об условиях предоставления гражданства в Италии крайне жесткий, и это позволяет правоохранительной системе успешнее бороться против исламского экстремизма. Еще один позитивный фактор – опыт, накопленный в Италии в борьбе с организованной преступностью, с мафией, то есть с внутренним политическим террором. Этот опыт нам тоже очень помогает», — добавил Мароне.

В интервью газете «ХаАрец» в августе прошлого года французский эксперт по вопросам терроризма Оливье Рой сказал, что 60 процентов тех, кто поддерживает радикальный джихадизм в Европе, — это иммигранты-мусульмане второго поколения, которые потеряли связь с родиной и не смогли (а во многих случаях не пожелали) интегрироваться в западное общества. Результат, — утверждает Рой, — опасный вакуум идентичности, в котором процветает крайний экстремизм. Так вот, во втором поколении иммигрантов в Италии на самом деле не так много людей, готовых к участию в терроре.

«Массовая мусульманская иммиграция в Италию произошла на 20 лет позже, чем во Францию и Бельгию, — говорит итальянский эксперт Мария Бомбардьери. — Это означает, что вторым поколением в настоящее время стали дети и подростки. Сообщество тех, кто уязвим для радикализации, существенно меньше, хотя вскоре оно может расшириться».

Давид Лернер, «ХаАрец». Д.Н.

Фотоиллюстрация: итальянские карабиньеры. Фото: Max Rossi, Reuters


Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend