Как будет на иврите «помпа»

В библейском иврите было около 7 000 слов, в современном – 33 000.

Есть ли в Израиле люди, которые знают все 33 000 слов и пользуются ими? Есть. Это члены Академии иврита, созданной в 1953 году. Они работают в двух скромных зданиях на территории университетского кампуса Гиват Рам в Иерусалиме — здесь и лежит прошлое, настоящее и будущее иврита. Академия и есть та институция, которая несет ответственность за продолжающееся возрождение однажды исчезнувшего языка.

В каком-то смысле Академия иврита стала живым памятником пионеру и реформатору современного разговорного иврита Элиэзеру Бен-Йехуде, у которого в этом году юбилей: 160 лет со дня рождения.

Даже на расстоянии 160 лет невозможно поверить, что один человек на такое способен. Человек-словарь.  Над ним все смеялись и никто не верил, что можно собрать под одной обложкой все слова на иврите. Тем более, что речь шла о человеке, который никогда не учился в университете и не изучал лингвистику. Но он был гением. А все прочее давно стало историей самого Бен-Йехуды, его сына — первого еврейского ребенка в современнности с родным древнееврейским языком, и знаменитого словаря, который автор пополнял словами из Танаха. Мишны, Талмуда, а также европейских языков. И, конечно, придумывал новые слова.

Среди прочего, Академия иврита этим и занимается, регулярно выпуская свои изыскания и предложения, чтобы помочь Народу Книги правильно говорить и писать. После смерти Бен-Йехуды осталось пять томов словаря. Сегодня их уже шестнадцать и это далеко не конец.

В прошлом месяце, отмечая ежегодный День иврита, академики поместили примеры новых слов на молочных картонках, рассчитывая, что, таким образом, слова наверняка дойдут до миллионов израильтян.

При этом Академия иврита, которая борется за чистоту родного древнееврейского языка, продолжает носить гордое греческое название.  Академики сознают, что не могут справиться с иноязычным влиянием, а ведь им еще надо поспевать за прогрессом и находить аналоги слов из современного лексикона, не предусмотренных авторами Танаха. Понятно, что там не могло быть ни компьютера, ни джинсов, ни пистолета. Но точно так же в Танахе нет слова «помпа». А посему за все годы существования Израиля приходилось пользоваться импортом из итальянского, польского и других языков, на которых помпа и есть помпа.

Но как же назвать помпу на иврите?

Как всегда в подобных случаях, академики «пошли в народ», обратившись за помощью к гражданам, чему последние только рады. Из всех предложений больше всего понравилось «пампам», напоминающее чмокающий звук помпы и делающее прочистку канализации почти музыкальным занятием.

В маленькой книжице «Сто слов», выпущенной Академией иврита, собрано по десятку новых слов на каждое десятилетие прошлого века и первое десятилетие нынешнего. Если слова прошлого века худо-бедно вошли в повседневную речь, то новинки последних двадцати лет все еще буксуют.

Казалось бы, народ уже знает, что такое «масоф», но по всему аэропорту звучит только «терминал», и то же самое слово значится на всех указателях. Все знают про «альтруизм», но, кроме академиков, никто не слышал про «зулатанут». С другой стороны, «приватизация» одержала такую победу, что иначе, как «афрата», ее никто уже не называет.

Посмотрев новинки последнего десятилетия, видишь, что ни одно из этих слов еще не вошло в лексикон. Ну, посудите сами: кому и зачем нужен «экдам», когда есть «аперитив»; вандализм он и есть вандализм, а не «машхитанут»; и, наконец, кого-то просто стошнит от слова «ташнит», призванного заменить «мутацию».

Так что при всей важности Академии иврита над ее новинками смеется в гараже какой-нибудь «панчер-махер», для которого до сих пор так и не нашлось замены.

Рафаэль Рамм, «Детали»

На фото: Элиэзер Бен-Йегуда. Портрет работы фотографа Золтана Клугера.
Wikipedia public domain

 


Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend