Йорам Шефтель: «Обвинение Азарии построено на лжи»

Мы предлагаем вашему вниманию интервью, которое Йорам Шефтель дал «Деталям» около 2 месяцев назад — после того, как 17 мая прошло второе слушание по апелляции Эльора Азарии.


Адвокат Йорам Шефтель заявил, что он продолжит добиваться не только освобождения военнослужащего, но и хочет, чтобы ему принесли извинения.

— Йорам, вы не вели дело Эльора Азарии с начала процесса. Его адвокаты покинули подзащитного после приговора суда. Почему вы все-таки решили подать апелляцию?

— По очень понятным причинам. Ведь все обвинение строится на одном предложении, которое, якобы, произнес Эльор. Командир роты и ефрейтор, как видно из документов расследования, утверждают, будто Эльор сказал им после выстрела, что террорист ранил ножом его друга и поэтому должен умереть. На этом построен весь обвинительный приговор. И это полнейшая ложь. Такого просто не было.

— Да, но есть свидетели, показания на суде, и письменные показания, что Эльор именно это и сказал…

— В том все и дело. Есть два свидетеля. Первый – командир роты. По его словам, через минуту после выстрела на его вопрос: «Почему ты стрелял?» — Эльор ответил, будто видел, как террорист двигается. И это были единственные слова Эльора. Командир сам это трижды повторил в своем первом свидетельстве. Но через пять часов командир поменял показания! Ему говорят, смотри, у нас здесь ефрейтор Месика, который утверждает, что слышал, как Эльор кричал, что террорист должен умереть. Но что поделаешь, мы видим кадры, Эльор стреляет, командир спрашивает – «Кто выстрелил?» — Эльор говорит, что он, и командир отводит его в сторону. Это все, что мы видим. Там все придумано. Ефрейтору что-то там показалось, и через пять часов командиру говорят: смотри, здесь еще одно свидетельство. И вдруг командир говорит — да, так все и было!

— Я понимаю, что есть несоответствия в показаниях командира. Но ведь и Эльора Азарию суд признал не заслуживающим доверия, из-за разных и меняющихся версий происходящего?

— Это прокурор должен доказать, что Эльор виноват. Эльор не обязан доказывать свою невиновность. Да, суд признал его не заслуживающим доверия – по данному поводу мне тоже есть, что сказать, но это не главное. Главное, что если доказательства преступления, из-за которых Эльор был осужден, не подтверждаются, то совсем не важно, что сказал Эльор. Его обвинили, потому что он, якобы, сказал, что террорист заслуживает смерти. А этого не было.

— Мы все видели кадры, на которых Эльор стреляет в нейтрализованного террориста…

— Террорист не был нейтрализован. Его не осмотрели, как следует. Я рассказал на слушаниях о подобных случаях. В одном из них полицейский выстрелил в террориста. Сказал, что не стрелял, и только через две недели вспомнил, что стрелял. Этому полицейскому даже обвинения не предъявили! Потом, всего за пять дней до происшествия с Эльором, другой полицейских стрелял в якобы нейтрализованного террориста. Его еще и толпа там подбадривает… Я говорю об инциденте на променаде в Тель-Авиве. Террорист уже на земле, в него уже стреляли, толпа требует, чтобы выстрелили еще, полицейский так и поступает, а государственный прокурор решает даже не открывать расследование.

Пока что судьи, на первом заседании по апелляции, отклонили ваши предложения. Чего вы пытаетесь добиться?

— Полного оправдания. Я ожидаю не только полного оправдания, но и извинений за то, что Эльора вообще судили.

— То есть, все, что мы видели, и все свидетельства – это ложь?

— Все что вы видели, не хуже того, что произошло на Тель-Авивском променаде.

— Иными словами, вы заявляете, что если один преступник ушел от ответа, другого тоже следует отпустить?

— Нет, нет, и нет, это не то, что я говорю… Я говорю, что если прокурор даже не открывает следствия в похожем, и даже в еще худшем случае, то здесь из-за министра обороны, который сам себя повел, как… Министр сказал как-то, что Эльор себя повел себя неподобающе, не как солдат, а как скотина? Да это он сам такой и есть, если говорит подобные вещи до окончания расследования. Эти слова предопределили судьбу Эльора. Комиссар полиции заступился за полицейских, а не называл их скотами. Они получили поддержку, а Эльор нет.

— Вы считаете, что из Эльора Азарии сделали козла отпущения?

— Несомненно! Я и доказательства предоставил. Все говорили, что Эльора вообще хотели отдать под дисциплинарный суд и отстранить всего на несколько дней. И только после публикации кадров организацией «Бецелем», после выступления министра обороны… только из-за них Эльор находится там, где он сейчас находится.

В ходе второго слушания судья сказал: «Непонятно, почему солдата признали не заслуживающим доверия, хотя его командир менял свои версии». Очередное, третье слушание по этой апелляции запланировано на 28 мая. И, возможно, в одном из самых резонансных дел в истории Израиля еще возможны неожиданные повороты.

Анна Стефан, «Детали». Фото: Илан Эсаяг

Размер шрифта

A A A

Реклама