Израильтянам, живущим на границе с Газой, надо готовиться к худшему

После непростой ночи, когда сирена тревоги – «цева адом», — следовала одна за другой, стало очевидно, что израильтянам, живущим на границе с Газой, похоже, надо готовиться к худшему. Это, пожалуй, была самая неприятная ситуация со времени военной операции «Несокрушимая скала» в 2014 году.

В кибуце Кфар Аза в субботу днем плавательный бассейн был непривычно пуст, хотя, как правило, в эти часы он обычно переполнен. После ночного обстрела кибуцники не решились идти в бассейн, поплавать, а некоторые не могли определиться до последней минуты. Одна из семей отправила представителя, чтобы тот оставил полотенца на стульях, стоящих в защищенном от обстрелов пространстве, таким образом, заняв их заранее, что немаловажно, когда бежишь в укрытие.

Это началось примерно через час после полуночи: параллельно с тем, что Израиль атаковал сектор Газы, ХАМАС обстрелял прилегающие к границе поселения, чередуя огонь с разницей примерно в пятнадцать минут. Потом наступило затишье, длившееся примерно часа полтора, после чего обстрел возобновился вновь.

Утром, впервые за последние четыре года служба тыла получила жесткие инструкции: жителям было приказано оставаться в пределах 15-секундной досягаемости до укрытия, всякие сборища, собрания, посиделки в открытых или закрытых зонах были запрещены, а пляж Зиким был закрыт для посетителей.

Несколько часов передышки вселили в людей надежду, что, возможно, суббота будет все-таки тихой. Те, кто пошел в это время в бассейн, предположили, что к вечеру запрет будет снят и что встреча с «Сионистским лагерем», которая намечена в кибуце Беэри, все же состоится (в конечном итоге, эта встреча была отменена, но несколько высокопоставленных партийцев приехали в кибуц, чтобы поддержать его).

Однако в 12.35 пресс-секретарь ЦАХАЛа объявил, что армия вновь вторглась в воздушное пространство Газы. Это сообщение было отправлено в региональные советы, затем – дальше, в кибуцы и мошавы, а затем, наконец, доведено до сведения жителей. В течение двух минут бассейн опустел, а затем всех предупредили, что он закрыт.

За обеденным столом, за которым собралось семейство Бучер-Свиса, царило явное напряжение. Еще до того, как семейство приступило к трапезе, в 13.14 в телефоне главы семейства замигал красный сигнал: тревога в мошаве Яхини. И с той поры предупреждения поступали непрерывно, пока не охватили все поселения и кибуцы в регионе, кроме Кфар Азы. Однако достаточно было того, что в небе то и дело проносились истребители и делал свою работу «Железный купол».

Восьмилетняя Ренана, которая еще час назад плескалась в бассейне и отказывалась возвращаться домой, побежала к себе в комнату, услышав гул от разорвавшегося невдалеке снаряда, а затем вышла из комнаты со слезами на глазах. С этого момента ее мама – Иланит, — внимательно следила за дочкой, попутно пытаясь успокоить свою тетю, приехавшую из Ашдода.

Ренана рассказала, что  в своей комнате, самой защищенной в доме, она ни за что не соглашается снять железную пластину, герметизирующую окно. А когда к ней приходят друзья, она закрывает эту пластину фиолетовой занавеской с вышитыми там бабочками.

С нарастанием эскалации напряженности нарастает и критика в адрес правительства со стороны поселений и кибуцев, расположенных на границе с Газой. Причем, если раньше это выражалось в призывах добиться политического урегулирования, то сейчас, учитывая ущерб, нанесенный «огненными змеями», выказываются серьезные претензии в некомпетентности, а также выдвигаются требования – ответить ХАМАСу самым резким образом.

«На огненных змеев надо отвечать так же, как на кассам!» — таков лозунг небольшой группы, но ее сторонников, выступающим против сдержанности армии, заметно прибавилось за последнее время.

Этот лозунг разделяют и те, кто относят к себя к левой части политического спектра.

«Это очень левый кибуц, но все мы думаем, что так больше продолжаться не может, — говорит Ади Чери, жительница кибуца Нахаль Оз. — Вы едете и видите, что все вокруг сожжено. Каждую минут падает кассам, и каждую минуту звучит сирена. Эта промежуточная ситуация, — как говорится, ни рыба, ни мясо, — невыносима. Все называют то, что происходит, рутиной, но, простите, это не рутина, когда задействуется армейских сил больше, чем во время проведения военной операции».

Как считает Чери, нынешний подход, которым руководствуется правительство, только ухудшает существующее положение, и необходимо принять конкретное решение: либо добиться какого-либо соглашения, либо перейти к военным действиям: «Правительство должно уже что-то сделать».

Недавно Чери вместе с мужем и детьми побывала в Бельгии. Когда они приехали в дом к ее брату, который там живет, дети испугались, что там не было загерметизированной комнаты.

«Нам понадобилось несколько дней, чтобы расслабиться и почувствовать себя спокойно и свободно», — говорит Чери. Опыт возвращения в Израиль она определяет как сюрреалистический. Вчера ее дети снова оставались в убежище.

Альмог Бен Зикри, «ХаАрец». М.К.
Фотоиллюстрация: Нир Кафри.

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend