Израильское кино: арабы против арабов

На премьерном показе фильма «Святой воздух» в Нацерете зал был переполнен настолько, что устроители приняли решение организовать второй сеанс.

Правда, далеко не всем горожанам пришлись по вкусу весьма откровенные, порой с демонстрацией обнаженного тела, сцены. Как и дискуссии, которые герои фильма вели на темы секса. Как и гротескные изображения христианских священнослужителей. Но, в целом аудитория приняла новую картину благожелательно.

Фильм снял арабский режиссер Шади Срур в 2017 году. Дебютный показ ленты состоялся менее года назад на Иерусалимском кинофестивале. Срур – уроженец Нацерета, в этом же городе практически полностью снят и сам фильм, тепло принятый критикой.

Теперь в местных кинотеатрах уже запланированы дополнительные показы «Святого воздуха». Но их могут отменить — этого добиваются активисты BDS, живущие в этом городе. Они обосновывают свое требование запретить ленту к показу тем, что Срур, дескать, «связан с сионистскми властями». И напоминают об его участии в английском кинофестивале «Серет», на котором зрителям были предложены работы израильских мастеров кинематографа.

Но, если уж на то пошло, может ли живущий в Израиле кинорежиссер существовать, не сотрудничая с официальными израильскими организациями, связанными с местным истеблишментом?

Фильм «Святой воздух» открывал фестиваль Tribeca в Нью-Йорке около года назад. Затем он участвовал в фестивалях в США, Франции, Швеции, Австралии и Италии. Ранее, в этом же месяце, его начали демонстрировать во многих израильских кинотеатрах.

Срур, для которого фильм «Святой воздух» – первая серьезная работа в коммерческом кино, надеется, что после нескольких лет упорного труда получит, наконец, признание широкой общественности. 23-летний кинорежиссер рассказалт, что идея фильма появилась у него четыре года назад, когда он вернулся из Америки в Израиль, чтобы жениться. Через год жена объявила ему, что беременна.

«Я был не готов стать отцом, и не очень доволен своим положением в Израиле. Боялся, что мой сын или дочь начнут в будущем задавать мне вопросы, которые я сам когда-то задавал отцу, будучи маленьким. И не знал, как я сам отвечу на эти вопросы», — вспоминает Срур.

Сегодня Срур – отец троих детей. Хотя «Святой воздух» поднимает сложные политические вопросы, они высвечены через характеры героев: молодой палестинской пары, у которой должен родиться ребенок на этой столь конфликтной земле.

Но вместе с тем «Святой воздух» — комедия, рассказывающая о жителе Назарета Адаме, которого играет сам Срур. Он пытается прокормить свою семью, мечтает стать успешным предпринимателем. Встреча с итальянским священником, сопровождающим христианских паломников в экскурсии по городу, рождает в голове Адама блестящую идею — продавать в бутылках святой воздух.

Как считает Анан Баракат, палестинский режиссер и критик, работавший у Срура консультантом, речь идет о новой волне палестинского кино, говорящего на ином кинематографическом и эстетическом языке, которого не существовало прежде.

Внутренняя критика, коей Шади опасался более всего, носит достаточно сдержанный характер. Проблема пришла откуда не ждали – от местных активистов движения BDS, требующих бойкотировать фильм. Они же в свое время требовали запретить к показу «Святой воздух» в Британии. И Срур, и Баракат считают эти требования абсурдными — как тогда, так и сейчас. По словам Бараката, поведение сторонников BDS противоречит всем этическим нормам.

«Я создаю культуру, чтобы вступить в диалог со всем миром, — подчеркивает он. – Но если я участвую в культурном бойкоте, то возвращаюсь к тому, чтобы быть неким обособленным кланом. Это то, что творит BDS».

Сам Срур более амбивалентен в этом смысле. Он считает движение BDS одним из самых действенных инструментов защиты интересов палестинцев в Израиле. Но в то же время говорит, что именно палестинский «филиал» BDS превращает деятельность этого движения в посмешище.

«Активисты палестинского филиала ведут себя в полном противоречии с руководящими принципами академического и культурного бойкота, декларируемого движением, — отмечает он. — Они занимаются подменой понятий, не учитывая разницы между финансированием, полученным от министерства культуры, и деньгами, которые идут на пропаганду государства Израиль, выделяемых, скажем, министерством иностранных дел. А главное, что никто из них не хочет даже вступать с нами в диалог! Мне потребовалось несколько лет, чтобы мобилизовать средства для съемок кино. В результате я собрал всего 165 тысяч долларов. Мне все равно, откуда пришли деньги, главное – это снять фильм так, как я хочу.

Гранты от правительства пошли на благое дело. Израильское правительство ежегодно тратит на кинематограф 70 млн. шекелей, двадцать процентов этой суммы идет за счет налогоплательщиков-арабов. А сколько денег выделяется нам? Я боролся за свои права, за право снять свое кино. Большинство арабских режиссеров и продюсеров не может выехать за границу, а палестинских фондов как не было, так и нет».

Инесс Элиас, «ХаАрец». М.К. Фото: Гиль Элиягу. На фото: Шади Срур

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend