Кого считать евреем — закон и реальность

Управление иммиграции и народонаселения при МВД рассматривает вопрос о депортации гражданки Швеции, обратившейся с просьбой о предоставлении ей израильского гражданства на основании закона о возвращении.

64-летняя Ребекка Флоер – дочь еврея, пережившего Катастрофу. Однако представители Управления заявили, что они отклоняют ее просьбу о гражданстве, поскольку ее отец сменил иудейскую веру, а она сама принадлежит к миссионерской организации.

По словам Флоер, это надуманные претензии. Она утверждает, что ее отец никогда не переходил в другую веру и не отрицал иудаизм.

Как рассказывает Флоер, к миссионерской организации она не принадлежит, а в качестве психолога присутствовала лишь однажды на собрании этой организации.

Флоер признает, что в детстве ее крестили, однако впоследствии она отошла от церкви и считает себя настоящей еврейкой.

Флоер впервые посетила Израиль десять лет назад. За последние три года она проживала поочередно в Швеции и в небольшом поселении Пория, расположенном на севере Израиля. Вначале она приехала в Израиль по туристической визе, продолжала зарабатывать на жизнь психологом в Гетеборге, а более двух лет назад подала запрос на получение израильского гражданства, представив управлению МВД документы, подтверждающие ее еврейские корни. Она включила туда распечатки из мемориального комплекса «Яд Вашем», свидетельствующие о ее погибших в Катастрофе родственниках. На собеседовании, которое она проходила в одной из правительственных организаций, Ребекка отрицала, что ее отец обратился в другую веру, и подчеркнула, что она не принадлежит к какой-либо христианской организации или конфессии.

В июле, отклонив ее просьбу, представитель управления Ирит Лаубель написала: «Родители заявителя крестили ее, когда ей исполнился месяц. Кроме того, получена информация, согласно которой заявитель является психологом, связанным с еврейской мессианской организацией. Она верит в Иисуса и связана с христианской организацией Svenska Evangeliska Alliansen. В эту организацию входят различные миссионерские группы. Некоторые из них ведут активную деятельность среди евреев в Израиле».

Апелляция, поданная Флоер, была отклонена, и ей предложено покинуть Израиль в ближайшее воскресенье.

В беседе с журналистами «ХаАрец» Флоер подчеркнула, что чувствует себя еврейкой и всегда отличалась этим от своего окружения в Австрии, где она выросла, а затем и в Швеции. Она выразила озабоченность нагнетанием антисемитских и неонацистских настроений в Швеции, отметив, что евреям там все опаснее жить.

Флоер рассказала, как в детстве страдала от антисемитизма, и до сих пор помнит, что однажды на двери их квартиры кто-то нарисовал свастику.

Отец Ребекки, Джозеф Корнфельд, рожденный в Австрии, был отправлен вместе со своими сестрами в детский дом незадолго до начала Второй мировой войны. Ее бабушка и дедушка не смогли присоединиться к своим детям, и были убиты в Освенциме.

Флоер рассказала, что ее мать-шведка была христианкой и хотела, чтобы ее дети крестились, как это было принято в Швеции. Отец Ребекки, атеист, согласился под предлогом того, что ребенку будет легче войти в общество. Затем родители Ребекки развелись, и ее мать вновь вышла замуж, за гражданина Австрии. Вместе с отчимом и матерью Ребекка перебралась в Австрию. В новой семье ее всячески пытались отвратить девочку от еврейской веры и воспитать ее как христианку. По словам Флоер, ей не давали видеться с отцом до тех пор, пока, уже не повзрослев, она не вернулась в Швецию.

Как утверждала Флоер, ее отец боялся идентифицировать себя как еврея, но не отрицал своих корней. Она вспомнила, что после первого визита в Израиль рассказала отцу об увиденном, и он был очень доволен этим. Он впервые отправился в синагогу, купил мезузу, а уже позже, после его смерти, на его надгробии высекли менору.

По воспоминаниям Ребекки, ее бабушка и дедушка жили в Вене в 1938 году, а когда по улицам австрийской столицы начали маршировать нацисты, бабушка и дедушка пытались бежать, но ни одна страна их не приняла. И вот теперь, сказала Флоер, нацисты маршируют по улицам Гетеборга, а Израиль не принимает ее, как равноправную гражданку.

«Неужели я должна быть убитой, чтобы в Израиле признали меня еврейкой?» — задала риторический вопрос Ребекка.

Согласно закону о возвращении, сын или внук еврея имеет право репатриироваться в Израиль, если еврей «не по своей воли сменил религию».

Адвокат Шира Шварц-Меирман, представляющая интересы Флоер, заявила, что ее клиент отвечает всем критериям закона о возвращении: «Ее отец был евреем и подвергся преследованию в период Катастрофы. Он потерял некоторых своих родственников, поскольку они были евреями. Флоер говорит, что, хотя ее отец был далек от иудаизма из-за Катастрофы, он никогда не принимал другую религию. Поэтому Флоер имеет полное право жить в Израиле».

Шварц-Меирман отрицает, что Флоер входит в ту или иную христианскую организацию. Однако, по ее словам, даже если бы это было так, это не лишало бы ее права жить в Израиле. «Невозможно представить, что женщина, преследуемая всю свою жизнь из-за своего еврейства, не может найти убежища в стране, предназначенной именно для этих случаев. Это и есть цель закона о возвращении», — подчеркнула адвокат.

Управление иммиграции и народонаселения заявило в ответ, что Флоер впервые подала просьбу о предоставлении гражданства десять лет назад, а затем повторила попытку в 2015 году. «Вопрос был рассмотрен на всех уровнях несколько раз, — говорится в комментарии. – Речь идет о дочери еврея, которая, согласно переданной нам информации, крестилась и была обращена в христианство, и доказательство этого акта было нам представлено. Таким образом, в соответствие с законом о возвращении, ограничение относится к ней, как и к любому, кто исповедует другую религию».

Илан Лиор, «ХаАрец», М.К.
На фото: Ребекка Флоер. Фото: Гиль Элиягу.


Размер шрифта

A A A

Реклама