На Москву не действуют израильские угрозы

Заявление министра иностранных дел России Сергея Лаврова, что присутствие Ирана в Сирии является законным и что Россия не обещала содействовать выводу корпуса «Стражей исламской революции» и частей шиитского ополчения с сирийской территории, резко изменило стратегическую картину. И это несмотря на то, что заявление Лаврова был сделано через три дня после подписания трехстороннего меморандума о прекращении огня между США, Россией и Иорданией.

Сказанное Лавровым относится также к российским воинским подразделениям и объясняется тем, что как Иран, так и Россию, якобы пригласил в Сирию не кто иной, как Башар Асад. Это приглашение со стороны сирийского правителя означает  легитимацию присутствия иранской и российской армий в Сирии. Иначе говоря, Россия игнорирует все злодеяния, которые режим Асада совершал и совершает против своих же граждан на протяжении последних шести с половиной лет.

Единственное, с чем согласилась Москва — с условием, по которому иранские и проиранские части шиитских ополченцев расположатся в пяти километрах от линии соприкосновения с сирийскими повстанцами. Для Израиля это означает, что Иран приблизится к Голанам вплотную, находясь всего в пяти-десяти километрах от них. Это обстоятельство вызвало серьезное разочарование в израильских официальных кругах, и оно лишь усугубилось после упомянутого заявления Лаврова. Однако эксперты усматривают еще один скрытый посыл в словах Лаврова: именно Москва будет устанавливать будущие правила игры в Сирии. Отсутствие какой-либо реакции со стороны Белого дома, чьи высокопоставленные чиновники только на днях хвалились подписанием меморандума, особенно упирая на вывод с сирийской территории иностранных военных, лишний раз доказывает, кто на самом деле руководит своеобразным «сирийским шоу».

Причина, по которой Россия поддерживает Иран, несмотря на тесные и позитивные отношения с Израилем, проста: иранцы и подотчетная им «Хизбалла» выступают в роли «сухопутной поддержки» россиян и режима Асада, и на этой поддержке базируется выживание нынешнего режима. С другой стороны, выживание режима и его целостность – главная задача, стоящая перед россиянами, ибо таким образом они сохраняют все имеющиеся у них преимущества: образ властной державы, морской порт в Тартусе, потенциальные торговые сделки в случае победы Асада.

Россия не вмешивается и не протестует, когда Израиль атакует автоколонны «Хизбаллы» в Сирии (пока авиаудары не нанесли вреда российским войскам), но при этом не собирается выполнять требования Израиля о выводе иранских войск из Сирии.

На этой неделе глава правительства Биньямин Нетаниягу заявил, что Израиль не связан трехсторонним соглашением. Министр обороны Авигдор Либерман  тоже повторил свое предупреждение, что Израиль не будет сидеть, сложа руки и ждать, пока иранский контингент продолжит укореняться в Сирии, и добавил: «Тот, кто этого не понял, уже должен понять»…

О чем говорят эти предупреждения?

Бригадный генерал Асаф Орион, старший научный сотрудник Института исследований национальной безопасности и бывший начальник стратегического отдела генштаба ЦАХАЛа, заявил, что Иран уже несколько десятилетий опосредованно ведет войну с Израилем. «Но теперь впервые иранцы, похоже, готовятся развернуть мощную инфраструктуру на сирийской территории — армейские базы, морской порт, заводы по производству ракет, постоянный воинский контингент. Когда Израиль говорит, что этого не допустит, он пытается диктовать новые правила игры. Более, чем в прошлом, северный фронт превратился для Израиля в один непрерывный фронт, где граница между Сирией и Ливаном полностью размыта. Мы должны спросить себя: когда наступит момент для нашего ответа?»

На этой неделе британская газета The Guardian предложила свой собственный, довольно проницательный анализ настроений, царящих на Ближнем Востоке. Объявление ливанского премьер-министра Саада Харири об отставке под давлением Саудовской Аравии вызвало напряженность во всем регионе.

Аналитик Мартин Чулов, занимающийся проблемами Ближнего Востока, связывает воедино отставку Харири, захват Ираком Киркука на границе с Курдистаном, чистки в Саудовской Аравии, голод в Йемене, как последствия гражданской войны, обстрел ракетами аэропорта в Эр-Рияде. Все это, утверждает он, следствие борьбы за власть между Саудовской Аравией и Ираном, которая сейчас достигает апогея по всему региону между Бейрутом и Саной.

Многосторонние ходы Саудовской Аравии — участие в войнах в Сирии и Йемене, политические маневры в Ливане, попытки изолировать Катар, усилия по ограничению влияния экстремистских ваххабитских священнослужителей, планы построить колоссальный «город будущего», первое публичное предложение акций нефтяной компании Aramco, наряду со многими другими амбициозными инициативами — все это контролируется 32-летним кронпринцем Мухаммедом бин Салманом.

Как считает Асаф Орион, принц «получил слишком много мячей, которые еще надо уметь отбить. Это системная перегрузка, требующая мощной команды и контроля в сочетании с долгосрочным планированием. Я не уверен в том, что принц сможет выдержать подачу, не уронив ни одного мяча».

Стороннему наблюдателю Саудовская Аравия напоминает то, чем в свое время, по мнению Черчилля, была Россия: «Загадка, завернутая в тайну внутри загадки». Ряд ходов, начатых кронпринцем, в особенности отставка, навязанная Харири, были встречены с некоторым удивлением в Израиле, в других местах региона и на Западе. Израильские военные эксперты скептически относятся к способности саудовцев продвигать свои цели, используя свой военный потенциал. Несмотря на закупку оружия в США и в других странах на миллиарды долларов, саудовцы плохо сражались в Йемене. И сыграли довольно незначительную роль в борьбе международной коалиции против «Исламского государства». Большие планы Саудовской Аравии на будущее могут столкнуться с жестокой реальностью и, когда это произойдет, встреча может быть болезненной.

И немного о Газе

На этой неделе нависла угроза эскалации напряженности на границе с сектором Газа. По оценке служб безопасности «Исламский джихад» попытается жестко отреагировать на разрушение ЦАХАЛом тоннеля в конце октября, когда в результате взрыва были убиты 12 боевиков «Исламского джихада» и ХАМАСа.

Глава правительства Биньямин Нетаниягу и министр обороны Авигдор Либерман предупредили, что джихадисты могут обстрелять израильскую территорию, поэтому в срочном порядке были предприняты соответствующие практические шаги, в том числе, в центре страны была развернута система ПВО «Железный купол». Это решение было принято по предложению армейского командования на заседании правительства. Министры поддержали Нетаниягу и заявили, что он имеет право в случае ухудшения ситуации расширять существующие пределы безопасности.

«Исламский джихад» в Газе не сразу отреагировал на убийство своих людей, по всей видимости, из-за давления ХАМАСа и Египта, чтобы не допустить очередного витка конфронтации. Вскоре после взрыва тоннеля ПА и ХАМАС приступили к реализации соглашения о примирении, и полицейские ПА были размещены на пограничных переходах между Газой и Израилем впервые за последнее десятилетие.

Однако не все так просто, как кажется. Председатель ПА Абу Мазен не спешит переводить обещанные ХАМАСу деньги, чтобы начислить зарплату государственным служащим, а также модернизировать электроснабжение. Повторное открытие терминала Рафиах, главного КПП между сектором Газа и Египтом, также задерживается из-за споров между сторонами. В этих условиях у ХАМАСа может резко ослабеть мотивация сдерживать «Исламский джихад». Ситуация, безусловно, осложнится, если процесс примирения начнет пробуксовывать. И тогда ХАМАС начнет искать «виновных», чтобы объяснить жителям Газы, почему же нет никаких улучшений и кризис в секторе лишь углубляется.

У Саудовской Аравии тоже «рыльце в пушку»

Две недели назад, в разгар потрясений в королевстве, Абу Мазен был срочно вызван в Эр-Рияд. После визита его представитель сказал, что обе стороны рассматривают соглашение о примирении с ХАМАСом «на 100 процентов одинаково».

С тех пор администрация ПА, вдохновленная, по всей видимости, Саудовской Аравией, настаивает на своем требовании, чтобы ХАМАС полностью прервал отношения с Ираном и чтобы военное крыло ХАМАСа, разоружившись, передало все свое оружие Рамалле.

Это требование вызвало возмущение со стороны египтян, которые выступают в качестве покровителей и инициаторов процесса примирения между ХАМАСом и ФАТХом.

Амос Харэль, «ХаАрец«, М.К., А.Р.
На фото: министр иностранных дел России Сергей Лавров. Фото: Томер Аппельбаум.


Размер шрифта

A A A

Реклама