Фото: Eric Thayer, Reuters

«Огонь впереди»: памяти Филипа Рота

Вчера, 22 мая, на 86-м году жизни умер замечательный американский писатель Филип Рот, лауреат Пулитцеровской премии. Он скончался от сердечной недостаточности.

Рот родился 19 марта 1933 года в семье еврейских эмигрантов из Галиции. Его обожали и критиковали за то, что в своих произведениях он препарировал неврозы и навязчивые идеи, одолевающие современное американо-еврейское общество. Он сделал предметом своих изысканий экзистенциальный и сексуальный кризис среднего возраста. Рот пытался проникнуть в тайны подсознания – и сдабривал эти поиски изрядной долей юмора.

Рот – автор тридцати книг, в том числе воспоминаний «Наследство», изданных в 1991 году. В этом  произведении писатель рассказал о сложных отношениях со своим отцом, и оно было удостоено премии национального Общества литературных критиков.

В 2010 году он издал роман «Немезида» — об эпидемии полиомиелита в Нью-Джерси – и думал, что после полувековой писательской деятельности это станет его последним произведением. Но в 2017 году у него вышел сборник «Why Write?» («Для чего писать?») с эссе и статьями, написанными в период между 1960 и 2013 годами.

Самым известным романом Рота считается «Синдром Портного», написанный в 1969 году — увлекательное и остроумное повествование о сексуальных переживаниях и приключениях еврейского юноши. Но, несмотря на практически постоянное присутствие в произведения Рота еврейской тематики, он отказывался признавать себя «еврейско-американским писателем».

«Странный эпитет, напрочь лишенный для меня всякого смысла, — говорил Рот журналистам. — Если я — не американец, то я вообще никто. Я точно знаю, что такое быть евреем, и потому мне это неинтересно».

Некоторые критики считали, что романы Рота показывают его человеком, ненавидящим евреев, играющим на негативных еврейских стереотипах или выставляющим евреев в дурном свете. В качестве примера нередко приводили враждебный прием, который оказали ему на симпозиуме в нью-йоркском «Йешива Юниверсити» в 1962 году. Позже писатель вспоминал об этом, как одном из самых удручающих эпизодов в его жизни.

Филип Рот неоднократно номинировался на Нобелевскую премию, но так и не получил ее. Однако за свою творческую жизнь он собрал немыслимое количество литературных наград, в том числе Пулитцеровскую премию 1998 года за «Американскую пастораль» и международную Букеровскую премию 2011 года.

Филип Рот неохотно давал интервью и говорил, что более всего ему не нравится, когда журналисты начинают обсуждать с ним его книги.

«Люди сами должны сражаться с книгами, и заново открывать себе то, что эти книги есть на самом деле и чем они не являются», — утверждал писатель. Он добавлял, что акт творчества для него был всегда «наполнен страхом, одиночеством и тревогой. В одном из своих самых последних интервью, опубликованных в «Нью-Йорк таймс», размышляя о своем полувековом творческом пути, Филип Рот заметил: «Это — взволнованность и стенания. Отчаяние и свобода. Вдохновение и неуверенность. Изобилие и пустота. Огонь, пылающий впереди, и неразбериха».

Марк Котлярский, «Детали» — по материалам информационных агентств

На фото: Филип Рот. Фото: Eric Thayer, Reuters

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend