Фото: Osman Orsal, Reuters

Так Саудовская Аравия душит своих журналистов

Жуткие отчеты, описывающие,  как агенты саудовской охранки пытали эмигрировавшего из королевства журналиста Джамаля Хашогги и как расчленяли его труп в здании консульства в Стамбуле – создали для западных держав, особенно для США и ​​Великобритании, мучительную дилемму.

С одной стороны, очевидна необходимость организовать международное расследование, ввести санкции против высокопоставленных саудовских чиновников. С другой стороны, это влечет за собой риск потерять колоссальные суммы по контрактам с Эр-Риядом.  Можно, конечно, подождать, пока «проблема решится сама по себе», как предлагает Дональд Трамп. Американский лидер, кроме того, пригрозил суровым наказанием, «если выяснится, что за ликвидацией Хашогги стоят саудовцы».

Дилемма фокусируется не только на требуемом ответе, но также и на выборе цели. Иными словами, почему стоит разбираться именно с  Саудовской Аравией, а не с Россией, Болгарией, Китаем или Египтом, где журналистов убивают, насилуют, держат под арестом без суда. Внезапно выясняется, что существует дополнительная угроза, которую журналисты представляют для власти. Они не только публикуют информацию критического характера, но и раскрывают нелицеприятные истины, что может привести к судам над президентами, премьер-министрами и даже к свержению режимов. Преследование журналистов, не говоря уже об их ликвидации, может иметь далеко идущие последствия для международных отношений.

Турция оказалась в самом сердце урагана, возникшего после исчезновения Хашогги. Анкара зажата между необходимостью жестко реагировать на неприемлемое нарушение ее суверенитета и стремлением сохранить то, что осталось от разрушенных отношений с Эр-Риядом. Можно только предположить, что если бы другая страна была причастна к исчезновению Хашогги на турецкой земле, Реджеп Тайип Эрдоган распорядился бы о немедленном прекращении дипломатических отношений с ней.

Но Турция, связавшая себя с осью Россия-Иран-Катар, еще не отказалась от мечты о решающем влиянии на Ближнем Востоке. Ей трудно отказаться от огромного успеха, достигнутого в 2015 году, когда она присоединилась к саудовской коалиции в войне против ИГИЛ, получив таким образом весьма престижный пропуск на арабский Ближний Восток. А ведь большинство стран этого региона по-прежнему считают Турцию врагом. И надо иметь в виду, что слишком много саудовских денег инвестировано в Турцию. В прошлом году Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты и Кувейт инвестировали около 2 миллиардов долларов в страну, которая жаждет каждого иностранного доллара. Эти инвестиции не помешали послу ОАЭ в США определить Турцию как угрозу. Учитывая все это, Турция тем временем нашла компромиссный вариант. Она предложила создать совместную с Саудовской Аравией комиссию по расследованию обстоятельств исчезновения Хашогги. Как и следовало ожидать, Эр-Рияд никак не реагировал на предложение.

После первых сообщений об исчезновении Хашогги в Стамбуле именно Турция, а не Саудовская Аравия стала мишенью для арабских, в особенности египетских СМИ. Дандрави аль-Харави, главный редактор египетской газеты «Аль-Йом а-Саба», близкой к режиму, обвинил Турцию в непосредственном участии в похищении людей и в фальсификации «доказательств» с целью оклеветать Саудовскую Аравию из-за желания «Братьев-мусульман» вредить арабским режимам. «В конце концов, известно, что Хашогги был членом «Братьев-мусульман», — писал аль-Харави.

Саудовская Аравия отрицает любую связь с убийством и даже использует серию арестов политических противников королевской семьи, чтобы утверждать, что она действует против внутренних врагов только в рамках закона. Но этот аргумент уже не работает в мире, который постепенно прикусил язык после того, как миновал первый приступ энтузиазма от назначения Мохаммеда бин Салмана наследником престола. Обычным решением является найти козла отпущения, на которого лидер Саудовской Аравии может возложить вину, обвинить его в превышении полномочий и в нанесении ущерба репутации королевства. Найдя и наказав такого «виновника», бин Салман мог бы попытаться снять с повестки дня мирового сообщества вопрос об убийстве Хашогги. Однако такой шаг означал бы признание вины высших эшелонов власти в Эр-Рияде, поскольку операция по устранению Хашогги не могла быть проведена без санкции по крайней мере руководителя разведки Халеда аль-Хамидана. 

Цви Барэль, «ХаАрец»   Д.Н.
На фото: демонстрант у ворот посольсва СА в Стамбуле. Фото: Osman Orsal, Reuters

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend