Иранские выборы-2017: битва за будущее «ядерной сделки» и наследие Хаменаи

Улыбчивый президент-реформист, автор «ядерной сделки» Хасан Роухани — или суровый консерватор, хранитель гробницы имама Резы Ибрагим Раиси?

Фиолетовые одеяния Роухани — или черные Раиси? Комплименты и улыбки в сторону Запада — или обострение и, возможно, война? Торговля с Европой и Северной Америкой — или самодостаточная, но скромная экономика? Усиление гражданских институтов власти или увеличение влияние Корпуса Стражей Исламской Революции (КСИР)?

Завтра, 19 мая, иранским избирателям предстоит сделать свой выбор. Если судить по ожесточенным спорам в социальных сетях и в официальной прессе, они не останутся равнодушными к исполнению своего гражданского долга, многие придут на избирательные участки. Однако, в отличии от демократических стран, где фальсификация выборов в особо крупных размерах практически невозможна, иранские выборы – это уравнение со многими неизвестными. На исход этой кампании повлияет не только воля избирателя, но и воля Верховного лидера Ирана – аятоллы Али Хаменаи, самого сильного человека в Исламской Республике.

Двое на арене

Когда эта предвыборная гонка только начиналась, сразу несколько перспективных кандидатов претендовали на пост президента страны. Популярный мэр Тегерана Мухаммад Бакер Калибаф, вице-президент Эсхаг Джахангири,  бывший президент Махмуд Ахмадиндежад и спикер Исламского консультативного совета Али Лариджани. После того, как одни сняли свои кандидатуры, а другим запретили баллотироваться, в списке претендентов остались двое: президент Хасан Роухани и Сейид Ибрагим Раиси, приближенный аятоллы Хаменаи.

Роухани пользуется поддержкой молодых людей, которые видят в нем единственную надежду на выход Ирана из международной изоляции и экономического кризиса, Раиси поддерживают силовые структуры Ирана, и, судя по всему, Верховный лидер аятолла Али Хаменаи. С ним Раиси долго и тесно работал в качестве попечителя имущества могилы имама Резы. Многие иранские аналитики убеждены, что Калибаф, мэр Тегерана, снял свою кандидатуру лишь под давлением людей Хаменаи – в пользу малоизвестного и малопопулярного Раиси, чьим единственным публичным «достижением» является расстрел тысяч заключенных в 1988 году.

За и против

Представитель реформаторов, Роухани подписал «ядерную сделку», которая способствовала отмене ряда экономических санкций и заключению крупных сделок в сфере нефти и газа между Ираном и Европой. «Сделка» должна была значительно пополнить иранскую казну, однако по сей день больших перемен так и не произошло: нефть упала в цене на мировых рынках, а приход к власти в США Дональда Трампа спутал все карты Роухани и его окружения. Слабая экономика – это «ахиллесова пята» Роухани. Эту карту в ходе предвыборных дебатов использовали практически все его противники, включая косноязычного Раиси. Но его слабым местом является полное отсутствие политического и управленческого опыта.

Если Роухани собственноручно продвигал и продвигает крупные сделки с международными компаниями, создает новые рабочие места и сокращает уровень безработицы, Раиси предпочитает говорить об «экономике сопротивления» в духе Хомейни и Хаменаи, имея ввиду прекращение зависимости от внешнего мира.

Легко сказать, да тяжело сделать, считают молодые иранцы, которые, получив образование, потом оказываются не в состоянии найти работу по специальности.

Если подвести итог, получается, что Хасан Роухани в случае переизбрания будет настаивать на выполнении условий «ядерной сделки». Ему необходимо получить заветные контракты и соглашения и оздоровить иранскую экономику. Он будет воздерживаться от резких выражений в адрес Запада и Израиля, но не сможет остановить активную поддержку Ираном террористических движений на Ближнем Востоке и новые испытания баллистических ракет.

Что же касается Сейида Ибрагима Раиси, то учитывая полное отсутствие у него политического опыта, вполне возможно, что он станет послушным орудием в руках у иранских радикалов – КСИР и приближенных Хаменаи, и будет способствовать росту напряжения между Ираном и США.

Выльется ли это напряжение в открытый конфликт, отмену «сделки» и войну? При определенных условиях все возможно, поэтому до недавнего времени многие в Иране считали, что Хаменаи предпочтет фанатичному Раиси улыбчивого Роухани, но попытается использовать последнего в качестве прикрытия. Но после недавних арестов сторонников Роухани и ухода со сцены Мухаммада Калибафа стало ясно, что возможны и другие сценарии.

Демократия по-ирански

Однако, как уже было сказано, не только избиратели определят судьбу этих выборов. В 2009 году по Ирану прокатились волны протестов, причиной которых стали подозрения в фальсификации на выборах президента. Тогда победу одержал президент Махмуд Ахмадинеджад, и после «зеленой революции» просидел в своем кресле полные четыре года, а его противников вздернули на импровизированные виселицы – в качестве таковых были использованы башенные краны.

В том случае, если Верховный лидер принял решение в пользу консервативного, преданного ему кандидата, поддержка и любовь народных масс мало поможет Хасану Роухани. Али Хаменаи в этом году исполнится 79 лет, и в последнее время состояние его здоровья резко ухудшилось. Вероятно, он осознает, что следующие выборы Верховного лидера, назначенные на 2020 год, состоятся уже без него. Среди тех, кто будет принимать решение о кандидатуре Верховного лидера, будет и президент. На взгляд Хаменаи, Роухани достаточно далек от революционного идеала «исламской революции» и может оказать пагубное влияние на избрание будущего Верховного лидера.

В последние месяцы Хаменаи уже не раз высказывал свое неудовольствие «ядерной сделкой» и открыто критиковал Роухани, а консервативные СМИ пытались приписать Роухани связи с коррумпированными элементами, порочащими президента. Незадолго до выборов было закрыто несколько каналов популярной в Иране соцсети «Телеграмм», где распространяли новости о его рекламной кампании. Авторы этих каналов были арестованы неизвестыми силовиками. Можно предположить, что задержания провел пресловутый Корпус Стражей Исламской Революции, который откровенно поддерживает Ибрагима Раиси. Так что важно не то, как проголосуют иранцы, но то, как и кто будет считать их голоса.

Израильская перспектива

Какой иранский президент предпочтителен Израилю и израильтянам?

Роухани способствует некоторой либерализации иранской экономики и добьется выполнения условий «ядерной сделки», но не сможет изменить ближневосточный курс исламской республики. Иран продолжит поддерживать Хизбаллу и ХАМАС, попытается осесть на сирийско-иракской и сирийско-израильской границах, и таким образом осуществит мечту о «шиитском полумесяце», простирающемся от Тегерана до Голанских высот. Денег в иранской казне станет больше, соответственно и расходы на содержанию Хизбаллы, Исламского Джихада и ХАМАСа возрастут.

При Раиси может случиться обратное: условия «ядерной сделки» будут нарушены самим Ираном, что повлечет за собой отмену сделок, заключенных при Роухани. Это вызовет новые санкции. Но угроза того, что у Ирана появится ядерное оружие – возрастет.

С уверенностью можно сказать лишь одно: только тогда, когда в Иране сменится режим и курс на распространение иранской гегемонии на Ближнем Востоке, можно будет говорить о каком-то урегулировании ситуации. Однако пока таких перемен не предвидится — ни при реформаторе Роухани, ни при консерваторе Раиси.

Ксения Светлова — специально для «Деталей». Фото: Mohammad Ali Marizad, CC BY 4.0, с Викисклада. 

Об авторе: Ксения Светлова – арабист, специалист по Ближнему Востоку. Депутат Кнессета («Сионистский лагерь»), член парламентской комиссии по иностранным делам и обороне.  


Размер шрифта

A A A

Реклама