Фото: Francois Lenoir, Reuters

Слова, за которые могут убить

Сможет ли приехать в Израиль опальная иранская журналистка Неда Амин? Министр внутренних дел Арье Дери откликнулся на призыв Всеизраильского объединения журналистов, и выдал ей визу на въезд — однако та в последний момент отложила вылет.

Неизвестно на данный момент, под давлением каких обстоятельств был отменен или отложен ее вылет в Израиль. Не принимать же на веру заявление о «личных причинах»!  Неда Амин — автор многих публикаций на фарси в издании Times of Israel. Не исключено, что ей будет предоставлено у нас политическое убежище. Молодая женщина три года назад бежала в Турцию от преследования иранских властей, преследовавших ее за свободные взгляды. Однако недавно правительство Эрдогана сообщило Амин, что подозревает ее в шпионаже в пользу Израиля. Информация о том, что Неду задержали в стамбульском аэропорту и просто не дали ей вылететь в Тель-Авив, опровергается сейчас. В МИД Израиля утверждают, что поддерживают с ней контакты.

Амин, к сожалению, разделила судьбу многих своих соотечественников, преследуемых иранскими властями по тем или иным причинам по сей день.

Скажем, совсем недавно журнал Frontpage Magazine рассказал в своей сетевой версии о тех притеснениях, которым в Иране подвергаются представители религии бахаев. Британский доктор философии, публицист Дэннис Маккейн, занимающийся исследованием этой проблемы, утверждает, что речь идет не только о репрессиях, но и жажде истребления, которая обуяла правящую религиозную верхушку.

В то же время исследователь обращает внимание читателей на то, что в столь ненавистном Ираном Израиле бахаи пользуются теми же привилегиями, что любая синагога, церковь или мечеть и находятся под защитой государства. Контраст между нетерпимыми иранскими преследователями и толерантностью Израиля ко всем религиозным конфессиям  налицо.

Бахаи отличаются веротерпимостью, проповедуя всеобщее братство и социальное равенство. Их основатель и главный вероучитель заповедовал подчиняться правительству той страны, в которой бахаи обитают. Но радикальный ислам нетерпим к еретикам и отступникам, даже в том случае, если те никак не угрожают правящему режиму или миру радикального ислама вообще.

Иранская теократия претесняет не только бахаев, но и другие религиозные и этнические меньшинства, включая иранских азербайджанцев, курдов и суннитов. Религиозные объекты, принадлежащие этим меньшинствам, включая молельные дома или кладбища, нередко разрушаются, а те, кто пытается протестовать, рискуют подвергнуться самым суровым наказаниям, включая смертную казнь.

Так, согласно данным газеты The Guardian, за четыре года, с 2011 по 2014 в Иране было казнено 1332 человека; эта страна считается лидером в нарушениях, касающихся соблюдения человеческих прав, сажая в тюрьму подростков моложе восемнадцати лет, наказывая за блуд и гомосексуализм, налагая серьезные ограничения на свободу слова и печати, отрицая свободу религии и вероисповедания для всех не-шиитских конфессий.

Неравенство для женщин здесь узаконено во всех сферах. Например, если в случае аварии женщина погибает или получает травмы, то выплачиваемая компенсация вдвое меньшая, чем аналогичная компенсация мужчине. Свидетельство мужчины в суде эквивалентно показаниям двух женщин. Женщина должна получать разрешение от мужа, если она хочет работать вне дома или, упаси Боже, отправиться за границу.

В Законе о наследовании, существующем в Иране, женщина имеет право на получение лишь половины наследства. Несмотря на относительно высокий уровень образования, женщины составляют всего 14%  от общего количества государственных служащих.

Кстати, двенадцать лет тому назад Захра Эшраги, внучка аятоллы Хомейни, сказала 19 июня 2005 года в интервью Daily Telegraph: «Дискриминация в Иране не только в конституции. Если я хочу получить паспорт, чтобы покинуть страну, я должна пройти через унизительную процедуру прошения. Даже на то, чтобы дышать, я должна получить разрешение у своего мужа».

Еще одно страшное преступление — контакт с израильтянами. Любой контакт! Сейчас, например, футбольная федерация Ирана «решительно осудила» двух иранцев, Масуда Шоджаи и Эхсана Хайсафи, за то, что они играли за греческую команду «Паниониос» в минувшую пятницу против израильской команды «Маккаби Тель-Авив». Тогда как в Twitter израильский МИД высоко оценил этих игроков за то, что они проигнорировали иранское табу и решили все же выйти на одну площадку с израильтянами.

Футбольная федерация Ирана заявила, что рассматривает дело двух иранских футболистов и примет окончательное решение после переговоров с ними, которые в прошлом также играли за национальную сборную Ирана по футболу — вероятно, теперь им запретят играть в этой команде снова. Но отмечено и «смягчающее обстоятельство» — в предыдущем матче против «Маккаби», проходившем в Тель-Авиве оба иранца отказались играть…

Это не единичный случай. В феврале этого года гонениям подвергся юный иранский шахматист, который разозлил власти, сыграв против израильского шахматиста на фестивале в Гранд-Гите.

Если так наказывают спортсменов. что ж говорить о блогерах? В докладе правозащитной организации Amnesty International за 2016-2017 говорится, что иранские «власти постоянно нарушали права на свободу выражения мнений, ассоциаций и мирных собраний, произвольно арестовывают и заключают в тюрьму критиков режима в связи с неопределенными обвинениями в национальной безопасности. Среди тех, кто брошен в тюрьму: правозащитники, журналисты, юристы, блогеры, студенты, профсоюзные активисты, кинематографисты, музыканты, поэты, активисты по защите прав женщин, активисты из числа этнических и религиозных меньшинств, активисты по защите окружающей среды и те, кто выступает против смертной казни».

Однако почему-то американские и европейские активисты известного движения BDS, призывающие по всему миру к бойкоту Израиля, не предлагают бойкотировать Иран, где нарушения прав человека, попрание его личности просто зашкаливают.

Неде Амин на родине грозит смертная казнь. Режиму аятолл не впервой казнить за высказывания. Так, в 2014 году блогер Суил Арави был приговорен к смерти за публикации, которые «содержали оскорбления в адрес пророка Мухаммеда». Блюстители нравственности из Корпуса страже Исламской Революции (КСИР) арестовали и его, и его жену. Об этом стало известно британской правозащитной организации. Вот еще один штрих к описанию иранских порядков — по местным законам, если «оскорбление» пророку было нанесено необдуманно, в гневе, или по ошибки, смертную казнь могут заменить 74 ударами палкой (знающие люди говорят, что и при таком наказании можно погибнуть, или остаться калекой). Впрочем, насколько известно, судьи не согласились «смягчить» таким образом наказание Суилу Арави.

Как говорит Дэннис Маккейн в видео-презентации своего исследования, сделанного для Института Гатстона: «Лидеры Ирана пообещали стереть Израиль с географической карты мира. Иран увеличивает свой арсенал баллистических ракет и работает над приобретением ядерного оружия. Иран финансирует террористические организации ХАМАС в Газе, Хизбаллу  в Ливане и Сирии, Хаути в Йемене и угрожает Саудовской Аравии войной. Иран представляет собой наибольшую угрозу миру во всем мире…»

Однако очевидно, что угроза, которую несет режим аятолл собственному народу, ничуть не меньше. По данным «Эмнести Интернешнл», эта страна продолжает лидировать  наряду с Пакистаном  по числу совершаемых здесь смертных казней. Всего в мире в 2016 году было вынесено 1032 смертных приговора. В 2015-м — 1634. И в одном лишь Иране за два этих года отправили на смерть более полутора тысяч человек.

Марк Котлярский, «Детали». Фото: Francois Lenoir, Reuters

Размер шрифта

A A A

Реклама