Иран и режим Асада прочертили границу в небе

События субботы, 10 февраля, когда израильский истребитель был сбит сирийскими зенитными ракетами, показали, что цена свободы воздушных действий на севере страны выросла. Одновременно с этим, в связи с разговорами о возможной аннексии, выросла и напряженность между Израилем и США, что лишь усугубляет проблему.

ВВС Израиля намерены к 20 февраля завершить расследование причин, по которым был сбит истребитель F-16I. Основные факты ясны: израильские самолеты, атаковавшие иранский командный пункт вблизи Пальмиры, поднялись на высоту около 10 000 метров. Экипаж одного из самолетов, сосредоточившись на поражении цели, не пытался уклониться от сирийских зенитных ракет. Когда самолет был подбит, экипаж катапультировался, и, в конечном итоге, раненые пилот и штурман были спасены.

Хотя цена высока — ни один израильский самолет не был сбит огнем противника с 1982 года. Если принять во внимание огромное количество вылетов самолетов израильских ВВС, облетавших за последние годы весь Ближний Восток, это терпимо, тем более, что инцидент не закончился смертью или пленением экипажа.

Авиаудары по Сирии, приписанные иностранными СМИ Израилю, начались в 2012 году. Их главной целью было помешать Сирии и Ирану вооружить «Хизбаллу» новейшим оружием. В последние два года это касалось, в первую очередь, высокоточного оружия. По данным зарубежных СМИ, не сумев убедить Россию и Соединенные Штаты в необходимости удерживать милиции иракских шиитов на безопасном расстоянии от своей северной границы, Израиль начал атаковать другие объекты в Сирии.

Тем временем, Сирия восстановила свою систему ПВО, разрушенную в период гражданской войны, тем самым усилив свою способность противостоять авиаударам.

Фактически ситуация такова: Израиль борется за то, чтобы сохранить свободу действий в воздушном пространстве севера страны, как это было во время гражданской войны, а Сирия и Иран пытаются дать понять, что правила игры изменились.

В профессиональных кругах обсуждается вопрос, не был ли весь инцидент ловушкой, в которую угодил Израиль. Инцидент, как известно, начался с того, что иранский разведывательный беспилотник проник в воздушное пространство Израиля и через полторы минуты был сбит над долиной Бейт-Шеан. В ответ Израиль уничтожил передвижной командный пункт, с которого велось управлением дроном, и поразил ряд объектов, причинив противнику существенный ущерб. На настоящий момент аналитики не пришли к окончательному решению — идет ли речь о ловушке либо о стечении обстоятельств.

В любом случае правительство и ЦАХАЛ утверждают, что этот инцидент не изменит стратегию Израиля. Израиль по-прежнему будет прилагать усилия к тому, чтобы не дать Ирану укрепиться в Сирии, бороться с контрабандой оружия для «Хизбаллы» и, в случае необходимости, помешает планам Ирана построить в Ливане завод по производству высокоточного оружия.

В ближайшее время ВВС, очевидно, должны будут пересмотреть концепцию полетов на севере. В долгосрочной перспективе усилия, скорее всего, будут направлены на поддержание технологического преимущества Израиля над сирийскими и иранскими системами ПВО, особенно если Россия решит в будущем предоставить им более совершенные зенитные комплексы.

Проведение операций в воздушном пространстве севера страны потребует в новых условиях еще более тщательной разработки. Когда два с половиной года назад Россия разместила на западе Сирии две боевые эскадрильи, Нетаниягу и Путин договорились о создании горячей линии, которая снизила риск прямого столкновения ВВС двух стран. Этот механизм в очередной раз сработал, когда россияне получили краткий обзор авиаудара по иранскому командному пункту в районе Пальмиры.

Нетаниягу и красная черта

Трения между Нетаниягу и администрацией Трампа в отношении переговоров об аннексии территорий на Западном берегу, причинило Израилю больше вреда, чем ожидалось. На еженедельном заседании партии «Ликуд» глава правительства заявил, что он поддерживает диалог с американцами по вопросу о расширении израильского суверенитета над еврейскими поселениями на территории Западного берега. Белый дом незамедлительно ответил, что это неправда.

Тем самым Нетаниягу пересек сразу две красные линии, которые любая администрация США педантично охраняет: никогда не сообщать о том, что обсуждалось в частных беседах, и уж точно не говорить о соглашениях, которых не было.

Нетаниягу задел еще одну чувствительную точку администрации Трампа. Как известно, палестинцы обвиняют американского президента, что из-за его симпатий Израилю он не может быть честным посредником между сторонами. Несмотря на теплые отношения между Трампом и Нетаниягу, Белый дом немедленно опроверг слова последнего и глава правительства столь же поспешно сделал заявление, в котором фактически взял свои слова обратно.

Эти трения важны не только самим фактом, что хваленая «химия» между двумя лидерами дала сбой. В представлении ряда стран региона, а также России, сила Израиля в немалой степени обусловлена стратегическим сотрудничеством с США. Если трения между Нетаниягу и администрацией США примут долгосрочный характер, соседние государства заметят это. Нетаниягу строит свой облик за рубежом, опираясь на свою близость к США и стабильность в качестве политика. Теперь, в свете рекомендаций полиции о предании его суду, а также размолвки с Белым домом, Тегеран и Дамаск могут почувствовать, что Израиль дает слабину.

Что говорит Совет национальной безопасности

В ответ на предостережение начальника генштаба Гади Айзенкота, что сектор Газа находится на грани гуманитарной катастрофы, министр обороны Авигдор Либерман, посовещавшись с лидерами оборонного ведомства, заявил, что ситуация в секторе «сложная, но не более того».

Он также подтвердил, что в соответствии с соглашениями, заключенными по завершении войны 2014 года, Израиль не будет препятствовать поступлению в Газу помощи из-за рубежа, но сам не предпримет никаких шагов до тех пор, пока несколько израильских граждан и тела военнослужащих находятся в Газе.

Остается открытым вопрос о строительстве морского порта на искусственном острове у берегов Газы — план министра разведки и транспорта Исраэля Каца. Для анализа этого плана была создана подкомиссия, которая пока собиралась лишь один раз.

Либерман полагает, что искусственный остров может постичь участь аэропорта им. Ясера Арафата, который был построен на основе соглашений в Осло и после трех лет функционирования Израиль его разбомбил в 2001 году, заявив, что палестинцы использовали его для контрабанды оружия и осуществления террористической деятельности.

Амос Харэль, «ХаАрец», М.Р.
Фотоиллюстрация: Илан Асаяг.

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend