Женщину забросали камнями за «нескромную одежду»

Жительница Бейт-Шемеша Рахель Асраф была ранена камнем, когда проходила по ультра-ортодоксальному кварталу. «Детали» обратились к раввинам с вопросом: считают ли они допустимыми действия камнеметателей, даже если тем показалось, что женщина была недостаточно скромно одета?

Муж пострадавшей: «Мира между светскими и ортодоксами никогда не будет»

Камни бросал мальчик, приблизительно лет десяти. Один из камней попал Рахель в голову и нанес серьезную травму. Женщине понадобилась медицинская помощь. После этого случая семья Асраф заявила, что покидает город, так как в нем никогда не будет мира между светским и религиозным населением.

Муж Рахель, Рафи Асраф, обрушился с тяжелыми упреками в адрес ультраортодоксов.

«Меня все время спрашивают, поймали ли этого мальчика, бросавшего в Рахель камни, — сказал Рафи в беседе с журналистами. – Я этого не знаю. Но даже если его поймают, что можно сделать ребенку? На мой взгляд, он вообще не виноват. Виноваты те раввины, которых субсидирует государство и которые учат детей бросать камни. Именно ими должна заняться полиция. Именно их следует привлечь к ответу!».

Прокомментировать происшествие в Бейт-Шемеше «Детали» попросили двух русскоязычных ультраортодоксальных раввинов: принадлежащего к литовскому течению иудаизма жителя Кирьят-Сефера Арье В. (который не захотел, чтобы его имя было названо на светском сайте), и раввина ХАБАДа, академика и редактора «Российской еврейской энциклопедии» рава Зеэва Вагнера.

Раввин Арье В.: «Женщина, одетая нескромно, нарушает закон Торы»

— Рав Арье, как вы относитесь к тому, что религиозный мальчик может позволить себе забросать камнями женщину, и только потому, что она показалась ему «неправильно одетой»? Действительно ли раввины учат детей бросать камни в женщин, которые, по их мнению, одеты неподобающе?

— Не касаясь данного конкретного случая, хочу заметить, что каждый человек, входя в то или иное место, должен соблюдать принятые там нормы одежды. Если я пойду в Кнессет, то одену пиджак с галстуком, а на берегу моря останусь в плавках, и т.д. Требование уважать правила места – это, по-моему, элементарно. Если эта девушка зашла в сугубо ортодоксальный район, будучи нескромно одетой, она повела себя неправильно.

— Это была не девушка, а взрослая женщина, и с точки зрения светского человека она была одета достаточно скромно.

— Я не знаю, что такое «достаточно скромно с точки зрения светского человека». Есть наши, еврейские правила, определяющие, что такое скромная женская одежда.

— Но и вам на это могут сказать: если так, тогда пусть ультраортодоксы не ходят по нашим, светским районам в своей одежде, так как она нас раздражает. Идете по нашей улице — будьте добры, оденьтесь, как мы.

— Это нельзя сравнивать. Мы сочтем это просто придиркой! Никому из светских не может мешать, что я хожу в шляпе и с пейсами, так как на самом деле для них это не имеет значения.

— Спорный вопрос.

— Нет, это понятно. Эти вещи нельзя сравнивать. Теперь мы подходим к главному. Ультраортодоксальное общество очень разное, в нем существует множество общин. Нет никаких сомнений, что женщина, одетая нескромно, нарушает закон Торы. Но в то же время в большинстве общин не принято реагировать на такие вещи. Приведу пример.


У нас в Кирьят-Сефере принято, чтобы мужчины в автобусе сидели на передних рядах, а женщины на задних – для того, чтобы мужчины не могли смотреть на женщин. Посередине расположены места для тех, кто игнорирует это правило. Время от времени в автобусе появляется светская женщина, которая садится в передней части автобуса. Если честно, это всех раздражает.


Но никто не говорит ей ни слова – это не принято. Может быть, однажды найдется мужчина, который сделает ей замечание. Но это будет исключением, а не правилом. В Бейт-Шемеше есть районы, где более ревностно относятся к соблюдению Торы, и более болезненно реагируют на ее нарушения. Там и в самом деле такое может произойти. Но, повторю, это исключения, а не правило. И потому нельзя на основе одного отдельного случая обвинять скопом всех «харедим». Сумасшедшие есть в любой среде, но никто же при этом не распространяет обвинения в адрес конкретного сумасшедшего на всех жителей города или страны, где он обретается? Или на весь его народ.

— Действительно ли раввины учат детей бросать камни в тех, кто, по их мнению, «неправильно одет», или нет?

— Ни один раввин этому не учит. Раввины учат детей Торе и тому, как жить по Торе. Понятно, что ребенок не всегда понимает, как ему реагировать в той или иной ситуации, и может позволить себе лишнее.

Вот вам недавний пример из моей собственной жизни. На бар-мицву в нашей семье приехали мои светские родственники. Моей племяннице ясно сказали, что у нас не принято, чтобы дети ходили с айфонами, потому лучше, если она его спрячет. А другой мой племянник, из религиозной семьи, взял и плюнул ей на айфон – это была его реакция на вещь, которую он считает запретной. Никто не говорит, что он поступил правильно, и ему, конечно, объяснили, что он был неправ. Но ребенок есть ребенок. Значит ли это, что за его поступок следует осудить всю религиозную часть нашей семьи?!

Раввин Зеэв Вагнер: «Поднимать на другого руку недопустимо»

Те же вопросы — о том, как он расценивает происшествие в Бейт-Шемеше, и учат ли раввины детей бросать камни, мы задали и раву Зеэву Вагнеру. Который сказал: «Нет никакого сомнения, что все случившееся результат плохого воспитания».

«Я не могу назвать каждого человека с бородой и в шляпе раввином. Но однозначно,


в случившемся виноваты те, кто создал такую атмосферу, в которой дети считают, что можно поднять руку на другого человека. Еврея или неврея, не имеет значения. Есть закон Торы, есть кодекс «Шульхан арух». Еврейский закон позволяет в таких ситуациях подойти и попытаться усовестить человека — но ребенок не может подойти и усовестить взрослого, ему следует просто удалиться и отвернуться. Даже и сказать что-то этой женщине тоже нельзя!


А завтра кому-то помешает, что религиозный еврей идет по светскому кварталу и его начнут травить? Такое тоже было. Это сейчас в Араде живет несколько сот хасидских семей, но когда они только начинали там селиться, им вслед кричали из окон «Убирайся в свой Бней-Брак!» Все это – явления одного порядка, в равной степени непозволительные.

На мой взгляд, каждый человек волен ходить так, как он хочет. Ты не хочешь так ходить – не ходи. Но поднимать на другого руку недопустимо. Это грубое нарушение иудаизма».

P.S.

Не хотелось бы делать из инцидента в Бейт-Шемеше более общие выводы, и огульно обвинять все ультра-ортодоксальное сообщество. Но с другой стороны, хотелось бы, чтобы и лидеры ультра-ортодоксов публично осудили бы тех, кто позволяет себе бросать камни. Увы, пока таких заявлений мы не слышали.

Петр Люкимсон, «Детали». Фотография Эмиля Сальмана: Бейт-Шемеш, 2016 г.

*Все интервью взяты в будний день

Размер шрифта

A A A

Реклама