Дети из проблемных семей жалуются на злоупотребления в интернатах

В школах-интернатах для детей, которых социальные службы изымают из  проблемных семей, встречаются насилия и оскорбления. Детей плохо кормят и не лечат, когда они больны. Эти данные содержатся в специальном отчете Министерства труда и соцобеспечения, который основан на 110 жалобах, поступивших в этом году контролеру по делам детей и подростков. 70 процентов жалоб признаны соответствующими действительности.

Управление по делам детей и подростков в аппарате госконтролера было создано только в нынешнем году. В Израиле приблизительно 9 тысяч несовершеннолетних, которых социальные службы забрали из дома, из неблагополучных семей. Треть из них живут в приемных семьях, остальные – в специальных интернатах.

Согласно отчету, попавшему в распоряжение газеты «ХаАрец», нередки случаи, когда воспитатели оставляют маленьких детей и подростков без внимания. 40 процентов жалоб касались дурного обращения со стороны воспитателей. Дети писали контролеру, что воспитатели обзывали их «шлюхами» и «ничтожествами», говорили им: «Тебя никто не любит».

Учащиеся жаловались на систему наказаний в интернатах: воспитатели выгоняли их ночью из комнат, запирали в помещениях (где не было присмотра со стороны взрослых), не позволяли уезжать на выходные домой или, наоборот, отправляли домой, когда их там никто не ждал.

В некоторых случаях воспитатели требовали, чтобы дети мыли пропитанные мочой матрасы, или лишали их карманных денег, что запрещено правилами. Они игнорировали просьбы учеников о предметах гигиены, одежде или обращении к врачу.

«Директора интернатов сообщают, что они знают, что нужно несовершеннолетним, – говорится в докладе. – По их словам, в школах-интернатах принята система «открытых дверей», когда беседы с учениками проводятся без предварительно назначенной встречи. В результате, администрация оказалась заваленной жалобами детей, и многие из них остались незамеченными. В аппарате контролера отмечают, что во многих случаях жалобы были переданы социальными работниками или самими воспитателям.

Возможные решения

Управление госконтролера по делам несовершеннолетних рекомендовало руководству школ-интернатов провести встречи с воспитанниками без присутствия воспитателей и под контролем представителей Министерства труда и соцобеспечения. Также рекомендуется ввести минимальные требования к кандидатам на должность воспитателя, предпринять усилия для снижения текучки кадров. Разумно будет проводить выборочные проверки личных дел учащихся, а также провести беседы с теми из них, чьи жалобы были рассмотрены.

Из министерства сообщили, что сотрудники, нарушившие правила, были немедленно уволены без возможности возврата к работе с детьми в будущем. Сотрудникам также были «даны указания, как бороться со случаями словесного или физического насилия по отношению к ученикам».

Согласно отчету, многие воспитатели не прошли подготовку для работы с детьми и подростками. Оказалось, что ряд жалоб касался социальных работников; школьники писали, что социальные работники относились к ним пренебрежительно, не верили их жалобам или нарушали их право на неприкосновенность частной жизни.

Симона Штайнмац, социальный работник и ответственная за рассмотрение жалоб в аппарате госконтролера, говорит, что для школ-интернатов трудно найти профессионально подготовленных работников; одна из причин – низкая зарплата. Среди других проблем – «текучка кадров, отсутствие профессионального обучения и опыта, а также отсутствие формулировок основных требований», – написала она в докладе, добавив, что в ряде школ, возможно, кандидаты на эти должности не проходят соответствующей проверки. А поскольку, найти хороших профессионалов трудно, многие директора увольняют воспитателей только в самых крайних случаях.

Основное условие для приема на работу воспитателя – 12 лет стажа в области образования и отсутствие судимости. В течение первых шести месяцев работы воспитатели должны посетить соответствующие учебные курсы.

Среди примеров насилия со стороны персонала было «задержание», которое допускается только в исключительных случаях и которое разрешено производить сотрудникам, прошедшим специальную подготовку под эгидой Министерства юстиции. Применение этой меры разрешено только тогда, когда школьник может представлять опасность для себя или окружающих. Согласно докладу, воспитатели говорили школьникам, что они будут подвергнуты «задержанию», если не выполнят того, что от них требуют.

«Социальные работники и воспитатели – самая близкая альтернатива родителям, – пишет контролер. – Атмосфера нестабильности в школе-интернате идет во вред развитию доверия и хороших личных отношений, в результате шансы на реабилитацию этих детей оказываются под вопросом».

Проблемы с питанием

23 процента жалоб касались питания. Учащиеся жаловались на однообразие и отсутствие альтернативы тем продуктам, которые, по разным причинам, некоторые дети не едят. Дети жаловались, что пища была излишне жирной, подгоревшей или недоваренной, а также, что еды не хватало или она была несвежей, в результате чего дети оставались голодными.

«Для детей в интернате еда — это не просто питание, но также источник чувства покоя, обеспеченности, удовлетворения эмоциональных и физических потребностей, – говорится в докладе. — Пища связана с ощущением дома, тепла и удовлетворенности, а также сытости. Кроме как в интернате, этим детям есть негде, поэтому чрезвычайно важно убедиться, что еда качественная, вкусная и питательная».

В одних школах-интернатах пользуются услугами кетеринга, в других есть свои кухни. В ряде интернатов готовят пищу отдельно для разных возрастных групп. По словам контролера, меню всех школ-интернатов должно быть подготовлено диетологом Министерства труда и соцобеспечения.

«В случаях, когда были обнаружены недостатки, принимались соответствующие меры: кухни были закрыты, руководство школ получило рекомендации воспользоваться услугами того или иного кетеринга, для контроля за приготовлением пищи в школы были направлены диетологи», — сообщили в министерстве.

Воспитанники интернатов жаловались также на нехватку одежды, невозможность получить медицинское обслуживание, на игнорирование их просьб о переводе в другой интернат, а также на недовольство возможностями учебы и запрет на пользование мобильными телефонами.

Ли Ярон, «ХаАрец», М.Р. К.В.

На фото: столовая интерната. Фотоиллюстрация: Моти Мильрод.


Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама


Send this to a friend