Евреи из Северной Африки оскорбили сами себя

Многие члены «Ликуда», голосовавшие за закон о национальном характере государства Израиль, косвенно нанесли удар по одной из основ собственной культуры. Они перевели арабский язык и культуру на еще более низкий уровень, чем раньше. Под патронатом ашкеназов из «Ликуда» и других правых партий, «ликудники» — выходцы из стран Северной Африки замахнулись на свою культуру,  наследия и ценности, которые они принесли со своей старой родины. И тем самым лишь углубили разрыв между своей повседневной жизнью и политикой.

Большинство членов «Ликуда» и их избирателей – выходы из стран Северной Африки. Они впитали арабскую культуру, говорили по-арабски и считали себя евреями, живущими в арабских странах. Многие израильтянине североафриканского происхождения чувствуют себя связанными с культурой его прежнего дома. Многие из них понимают арабский язык с диалектом, уникальным для евреев, почти все любят марокканскую музыку и танцуют под нее. Граждане Марокко, которые посещают Израиль, поражены сильной связью марокканских евреев с арабской культурой. Они ожидали, что евреи после иммиграции в Израиль отрежут себя от всего арабского, но к удивлению обнаружили, что общая культура и здесь продолжает процветать.

На протяжении многих лет с евреями Северной Африки происходила большая трагедия. Имея еврейско-арабское наследие, они должны были умерить антиарабский пыл восточноевропейских евреев. В кровавом конфликте между евреями и арабами они должны были использовать опыт и навыки сосуществования с арабами, чтобы успокоить тревогу многих израильтян. Этого не произошло. Вместо того, чтобы устанавливать альтернативу, они стали частью настроенных антиарабски правых в Израиле. В 1960-х и 1970-х годах они начали переходить в правый лагерь, обвинив основателей левого в том, что их выталкивали на обочину. Почти нет репатрианта из стран Северной Африки, который не чувствовал бы презрения ашкеназов слева и не жил с ощущением, что он и его друзья были привезены в Израиль только потому, что были нужны государству.

Это презрение послало их в правый лагерь. Они надеялись на более гуманное обращение со стороны Менахема Бегин и его товарищей — и получили его. По сей день они считают Бегина человеком, который освободил их от чувства, что к ним относятся как к гражданам второго сорта. 

Таким образом, «Ликуд» стал партией репатриантов из Северной Африки. Достаточно увидеть процент поддержки «Ликуда» в городах развития, в поселках на юге и на севере Израиля, чтобы понять силу их связи. Однако «Ликуд» использовал поддержку, чтобы усилить предпочтение националистической повестки дня над социальной. Выходцы из Северной Африки надеялись на социальные и экономические реформы, но получили поселенчество в огромных масштабах. «Ликуд» смог реализовать свои поселенческие планы благодаря политической поддержке, оказанной ему выходцами из Северной Африки. Если бы их спросили, сомнительно, что они поддержали бы они это.

Нынешний лидер «Ликуда» Биньямин Нетаниягу так ненавидит арабов и арабскую культуру, что у сторонников этой партии – выходцев из Северной Африки нет выбора, кроме как походить на него и принимать его методы. Таким образом, североафриканская община стала такой, чей экстремизм проистекает из политического опыта, усвоенного в Израиле.

Закон о национальном характере государства привел к тому, что ненависть избранников народа фактически к самим себе достигла пика. Для Нетаниягу это было голосование, имевшее целью принизить арабов. Охана, Битан, Амсалем и другие выходцы из стран Северной Африки в «Ликуде» проголосовали против языка своих родителей, против поэзии, танцев и всего, что отражало культуру, которую они впитали дома. Лишение арабского языка статуса государственного – это все равно, что плевок себе в лицо.

Даниэль Бен-Симон, «ХаАрец»  Д.Н. 

На фото: лагерь новых репатриантов в Пардес Хана. Фото Тедди Браунер, Wikipedia public domain.

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend