Идеологический сиротинушка

В последнее время мне вспоминается анекдот, который, как меня заверяли, был в обиходе во времена Второй мировой войны. 

Антисемит уверяет своего собеседника, что именно евреи стали причиной военных действий. 

«Правильно, — соглашается тот. — Евреи — и велосипедисты». 

«А велосипедисты-то тут причем?», — недоумевает антисемит.

«А евреи?», — отвечает ему собеседник. 

И это мне напоминает громкую реакцию Яира Лапида на проведение важного заседания в кнессете. «Сионистский лагерь сошел с ума, — истерически застучал он клавишами в Твиттере. — Они вошли в союз с Объединенным арабским списком и пригласили в кнессет представителей «Шоврим штика», «Бэ-Целем» и всех прочих сторонников BDS на заседание под названием «Дети в оккупации». Это подарок для врагов Израиля». 

Я не собираюсь приводить возражения по поводу этой реакции или же говорить очевидные вещи. Понятно, что нужно быть уж совсем бессердечным, чтобы назвать это заседание «подарком для наших врагов» и не понимать, что он сам является подарком для нашего растерявшего весь стыд парламента. И не будем вспоминать былое. Например, когда в 2006 году, в ответ на убийство семерых членов одной палестинской семьи в Газе, Лапид написал в своей газетной колонке: «Если ты убиваешь достаточное количество детей, достаточное количество раз, это то, во что ты превращаешься — в убийцу детей».

Его фирменные зигзаги давно стали основным химическим компонентом, который постепенно уничтожает его доброе имя и превращает его партию в злую шутку. Но эта шутка гораздо менее смешна, чем это кажется на первый взгляд. Главное, на что нужно обратить внимание, это на тактику. Каким образом все пустые лозунги Лапида сумели убедить достаточно большое количество мыслящих людей. С другой стороны, если мы внимательно присмотримся к тому, кого эта риторика назначает козлом отпущения, многое становится ясным. И сразу всплывает аналогия с велосипедистами из анекдота. Риторика, которая была популярной тогда и которая присуща до сих пор антисемитским партиям, заключается в нахождении удобного козла отпущения, на которого можно свалить все беды, все, что угодно. Желательно выбрать на эту роль слабую группу, которую можно обвинить во всех бедах и болезнях общества, а еще лучше — назвать эту группу предвестником и причиной всех этих несчастий. Ортодоксы являются прекрасной кандидатурой на эту должность. Левые организации — тоже неплохой вариант. 

В начале своей политической карьеры Лапид изо всех сил пытался добраться до пульсирующей артерии на шее у ультраортодоксов… Все, кто знаком с проблемой призыва, прекрасно знает, что нет большой пользы, кроме, разве что, символической, от призыва учащихся ешив в армию, и что можно найти более удачные решения для их адаптации в израильское общество. Но Лапиду были нужны штраймлы и идиш, потому что это — символы, причем хорошо узнаваемые. Но когда рамат-авивский гаон понял, что это обходится ему в слишком высокую цену и может преградить ему дорогу в коалицию, он перешел на левые организации. И не то, чтобы он был бессердечен и его действительно не волнует судьба детей, живущих в оккупации. Просто его сердце бьется в очень опасном ритме. 

На этот момент следует обратить внимание. Лапид отличается от Нетаниягу в одном принципиальном моменте: Лапид — идеологический сиротка. Когда Нетаниягу начинает свои пляски вокруг дежурного козла отпущения, его подстрекательские выходки есть отражение его личной картины мира: старые элиты, левые, арабы — все являются его врагами. У Лапида все идет от холодного рассчета. Поэтому нужно обратить внимание на неприятную правду: борьба Лапида за симпатии избирателей происходит согласно правилам игры, которые использовались и продолжают использоваться в партиях расистского толка. Он менее смешон и более опасен, чем кажется на первый взгляд. 

Ирис Лаэль, ХаАрец. И.М. Фото: Моти Милрод


Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend