И один в поле воин

В числе солдат-одиночек есть и те, чьи семьи просто отвернулись от них. Когда молодой человек из ультраортодоксальной семьи идет в армию – а таких, несмотря на все споры вокруг закона о призыве, все еще немало – он теряет поддержку общины, а порой и родных.

Второй год подряд мы пытаемся помогать солдатам-одиночкам из ультраортодоксальной общины. Например, сейчас мы ищем им «приемные семьи» на пасхальный седер — «харедим», или в национально-религиозном лагере, которые согласились бы их принять, — рассказал «Деталям» Моше Лорвер, глава организации «Граждане в поддержку солдат-одиночек».

— Очень небольшая часть ортодоксального общества готова им помогать. В некоторых городах они подвергаются нападениям, ведется подстрекательство против них, звучат угрозы, причем также и в адрес семей, которые осмеливаются их поддерживать. Обо всем этом известно. Но в последние два года ситуация начала медленно меняться. На Рош ха-Шана примерно 20 семей согласились пригласить солдат-ортодоксов. Мы договорились, что военнослужащие будут приходить к ним в дома без формы, чтобы не вызывать накал страстей.

Но все-таки находить семьи не просто. Солдат, нуждающихся в домашнем тепле, гораздо больше, чем семей, готовых открыть двери. Эти солдаты не могут пойти к кому угодно, уж точно не в Рош ха-Шана и не в Песах! Они просто обязаны быть в ультрарелигиозных семьях, где соблюдают все обычаи этого вечера, читают пасхальную агаду, где сохранились все те традиции, к которым он привык с детства, а не так, что «сели, поели и разошлись». Первый вечер Песаха – это очень важно. Но всегда есть праведники даже в Содоме. Я надеюсь, что принимающих их семей будет ставиться больше.

А вот на шабаты солдат практически совсем не принимают. Очень трудно найти ультрарелигиозные семьи, которые бы на постоянной основе соглашались принять военнослужащих-«харедим». В семьях национально-религиозного лагеря мы находим гораздо больший отклик. Мы также помогает женатым солдатам-ультра-ортодоксам – отправляем им небольшие подарки и посылки.

— А если говорить не только о религиозных военнослужащих, но об одиноких солдатах вообще, можете перечислить главные проблемы, которые им приходится преодолевать?

— Им порой недостает одежды, из-за нехватки денег. Им довольно трудно найти работу в этот период, потому что график их свободных часов нестабилен. Многих отпускают со службы на пару дней в конце недели, раз в месяц или раз в три недели, и никто не может принять их на работу на таких условиях. Некоторые бизнесмены, их тех, которые с нами работают, все же готовы пойти на встречу. Например, некоторые из франчайзеров «Аромы» говорят: пусть приходит на работу, когда получится. Но таких работодателей немного.

Еще одна проблема – это продукты. Многие солдаты-одиночки живут на съемных квартирах, с января этого года армия вообще не обеспечивает их продуктами. Солдатам перечисляют 400 шекелей на военное удостоверение. Вероятно, это не плохо, но они не умеют распоряжаться даже этими деньгами, в итоге средств не хватает. Они ведь не делают коллективные закупки, каждый покупает то, что нравится ему, в итоге в течение недели деньги заканчиваются у тех, кто выходит из армии почти каждый день. Тем, кто проводит время, в основном, на базе, денег еще как-то может хватить, остальным — нет. И в последнее время наблюдается рост числа солдат-одиночек, идущих в боевые части, — сказал Моше Лорвер.

О своем решении создать парламентское лобби в помощь солдатам-одиночкам заявил заместитель министра в министерстве главы правительства Майкл Орен («Кулану»). Он и сам когда-то был солдатом-одиночкой, служил в десантных войсках. Решение о создании такого лобби было принято после публикации очередного отчета государственного контроля, одна из глав которого была посвящена уходу за солдатами-одиночками. Одна из проблем – недостаточная поддержка военнослужащих, которые покинули армию по медицинским причинам. Такой солдат сталкивается с двумя трудностями одновременно: расходы на здоровье возрастают, в то же время он лишается критериев помощи от ЦАХАЛа.

«В настоящее время в ЦАХАЛе служат более 7 000 солдат-одиночек. Свыше половины из них — уроженцы страны, и многие не получают даже тех льгот и помощи, которые им положены, — говорит Орен. — Я постоянно общаюсь с военнослужащими, которые чувствуют себя потерянными, покидая базу: им негде ночевать, им нечего есть».

Олег Линский, «Детали». Фотоиллюстрация: Илан Асаяг

тэги

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend