Хватит ли у Нетаниягу сил, чтобы наказать Лицмана

Министр здравоохранения Яков Лицман проштрафился не только в «Адассе»: оказывается, Минздрав не выполнил ни одного из взятых на себя в 2016 году обязательств по сокращению бюрократических препон. И в министерстве главы правительства сейчас, впервые в истории, рассматривают возможность применить санкции к другому министерству – здравоохранения.


Теоретически, Лицмана могут лишить права продвигать новые законодательные инициативы и вводить новые нормы регуляции. Премьер-министр ранее обещал, «рубить топорами избыточную регуляцию». Теперь вопрос в том, по силам ли ему выполнить это обещание?


Чем меньше бюрократов — тем больше денег

Около недели назад правительству был подан отчет, под названием «Снижение регуляционной нагрузки в правительстве Израиля в 2016 году». В 69-ти страничной брошюре описаны усилия, уже предпринятые министерствами и правительственными ведомствами для того, чтобы выполнить правительственную задачу: за 5 лет снизить уровень бюрократии, в среднем, на 25%.

Программа эта на первом этапе была распространена на 31 сферу деятельности 10-ти министерств, но до конца 2018 года она будет расширена еще на 100 сфер жизни. Решение о снижении регуляции было принято правительством в ноябре 2014 года. 25% — средний показатель, в некоторых структурах уровень бюрократии может быть снижен вдвое.

Когда 14 мая 2017 года Нетанигу принимал этот отчет, он сказал: «мы продолжим сканировать министерства и устраним бюрократические препоны, которые обременяют израильский рынок». Премьер вообще традиционно определяет бюрократию как одного из главных врагов, препятствующих развитию рыночной экономики.

Одним из следствий реализации программы станет, очевидно, снижение правительственного спроса на услуги адвокатов и контор, которые предоставляют министерствам юридические консультации. О том, насколько в Израиле этот рынок зарегулирован, насколько избыточна здесь законодательная и нормативная база, говорят хотя бы данные о числе лицензированных адвокатов на душу населения: в Израиле их – 684 на каждые 100000 граждан, для сравнения, в Германии – только 202, в Голландии 105, и в Швеции – 57, то есть в 12 раз меньше, чем у нас, что не мешает этой стране очень неплохо жить — прим. «Детали»).

Утверждается, что уже в 2016 году программа принесла плоды и позволила сэкономить 1.3 миллиарда шекелей.

Однако вернемся к Минздраву, который был обязан в 2016 году снизить требования регуляции в трех сферах: проведении клинических испытаний, контроле за медикаментами, и надзоре за системами очистки сточных вод. Но ничего так и не было сделано. «План работ в этих трех областях не составлен», — гласит лаконичная запись в отчете о «Снижении регуляционной нагрузки в 2016 году».

За бездействие министра расплачиваемся мы все

Иными словами, в третьем по величине израильском министерстве, а по объемам регуляции и надзора оно, вероятно, второе – не выполнили своих обязанностей. Во что это выливается на практике? Например, после скандала с фирмой «Римедия» Управление по продуктам питания Минздрава спряталось в бункере и вообще почти перестало выдавать разрешения на импорт еды – закрепив, таким образом, монополию тех поставщиков, которые уже работали к тому времени на израильском рынке. Нет сомнения, что в этом кроется одна из причин завышенных цен в наших супермаркетах.

Минздрав задерживал и реализацию «реформы корнфлекса», предоставившую послабления импортерам многих товаров (емкость израильского рынка которых составляет, примерно, в 4,3 млрд. долларов). Объединение торговых палат жалуется, что Минздрав также не выполнил обязательств по снижению регуляции импорта медицинского оборудования. Также в рамках реформы лицензирования новых бизнесов от Минздрава требовали опубликовать четкие и ясные требования к получению лицензий, но их как не было, так и нет по сей день.

Подобное поведение Минздрава выявляет одно из самых слабых звеньев в работе израильского правительства: невысокую способность добиться реализации своих распоряжений. Кабинет очень активно готовит всевозможные реформы и структурные изменения. На бумаге все выглядит хорошо, но большая часть достижений просто испаряется, когда дело доходит до реализации этих программ.

Чиновникам легче блокировать реформы, чем идти на риск, выпуская из рук полномочия. Следствием становятся многомиллиардные убытки, и пример «Римедии» не единичен. Можно вспомнить, как сотрудник Министерства энергии на протяжении, примерно, 3-х лет блокировал подключение Израиля к природному газу, до тех пор, пока правительство не провело специальный закон, снимающий с этого чиновника ответственность, и только тогда стало возможным присоединиться, наконец, к газопроводу! Убытки, которые наносят бюрократы подобным поведением, исчисляются в десятки миллиардов шекелей, из-за них Израиль занимает лишь 53 место в Индексе Всемирного банка о легкости ведения бизнеса.

Дурной пример Минздрава может оказаться заразительным и для других ведомств. Это побуждает министерство главы правительства требовать санкций. Такая возможность была предусмотрена заранее, но никто не думал, что первым под тяжелую руку правительства угодит один из главных коалиционных партнеров.

Теперь посмотрим, сможет ли Биньямин Нетаниягу наказать Яакова Лицмана. В политических кругах эту вероятность оценивают довольно скептически, полагая, что в конечном итоге они придут к компромиссу, а то, что Минздрав должен был выполнить в 2016-м году, ему перераспределят на будущие годы.

Впрочем, само министерство себя уже дискредитировало, доказав, что ни снижение дороговизны жизни, ни улучшение качества услуг для него не являются приоритетными задачами.

Мерав Арлозоров, TheMarker. Фото: Моти Мильрод

Размер шрифта

A A A

Реклама