Фото: Denis Sinyakov, Reuters

Хотят ли русские войны

Москва вынуждена демонстрировать, что готова вступиться за сирийского союзника. Хотя и не хочет идти на прямое военное столкновение с Вашингтоном.

— По-видимому, в России действия Запада воспринимают, как попытки изменить негласное статус-кво с разделом Сирии, — прокомментировал нынешнюю ситуацию «Деталям» доктор политологии Юрий Теппер, специалист по политике России. — Сейчас территории за Евфратом контролируют американцы и те, кого они защищают — в основном курды. На севере и в других частях страны есть несколько небольших подконтрольных участков оппозиции. Центральные и западные районы страны, наиболее населенные, находятся под контролем Асада. То есть, если посмотреть на карту, то территории, которые прикрывают американцы и их союзники — это, по большей части, просто пустыня. С точки зрения Асада и даже России, ситуация — не идеальная, но вполне приемлемая.

Асад выиграл войну за выживание. Его фигура условна на фоне России, и тем более Ирана — но все же его режим пока что устоял. Поэтому, когда Трамп сказал, что будет бомбить Асада, причем сказал об этом публично — он вынудил Россию, одного из патронов сирийского режима, жестко отреагировать. А что Кремлю еще остается делать? Хотя я уверен, что российские власти этого столкновения не хотят. Это никоим образом не соответствует их интересам.

В будущем разделе Сирии роль России, которая ей приписывается, очень преувеличена. Да, она обеспечивает дипломатическое прикрытие на международном уровне. Да, российские ВКС имеют большое значение, а также некоторые вооруженные группы — такие, как ЧВК Вагнера, например. Но основные наземные силы — это шиитские группировки, которые курирует Иран. На земле у Ирана преимуществ гораздо больше.

Так что, когда война закончится или будет заморожена, то большой вопрос, какие преимущества останутся у России. Понятно, что останутся авиабазы, морская база, и более значительное влияние на Асада, чем было до этого. Но основными хозяевами Сирии будут иранцы. Кремль это тоже понимает, поэтому смотрит сквозь пальцы.на израильские удары по иранским объектам.

В целом, вариантов ответных действий у России не так много. Она не может наложить на Запад экономические санкции. Может закрыться в  себе еще сильнее, чем делала раньше. Может расширить санкции, вроде тех, что уже были приняты. Запреты на ввоз западной продукции были символическим актом, скорее направленными на внутреннего потребителя — они никак не повлияли на политику ведущих стран Запада и их решимость. Какие-то фирмы могут пострадать, но политика Запада от этого не изменится.

Россия может также усилить поддержку радикальных группировок и сепаратистских партий во всем мире, создавать и дальше точки нестабильности там, где этого добиться несложно. Это не требует больших финансовых затрат, да и экономить не будут… Так что, хотя Россия не может адекватно ответить на удар по Сирии, всегда есть вероятность непредсказуемого развития событий. Если Трамп ударит по Сирии, это добавит непредсказуемости ситуации, которая сама начнет диктовать  условия игрокам, помимо их воли. Россия совершенно не заинтересована в столкновении с американцами. Но, возможно, сложится такая ситуация, которая потребует от нее военной реакции — просто, чтобы не потерять лицо. Этого будет еще сложнее избежать, если там погибнут российские солдаты.

Олег Линский, «Детали». Фото: Denis Sinyakov, Reuters


Читайте также: Почему Россия посылает наемников в Сирию

тэги

Реклама





Send this to a friend