Как закон о нацхарактере опозорил принцип равенства

Основной закон: о человеческом достоинстве и свободе в последнее время выступает в качестве алиби и объяснения, почему понятие «равенство» не было включено в текст закона о национальном характере государства, как то предложил один очень опасный пост-сионист по имени Бени Бегин. Что вы хотите, говорят сторонники закона, ведь закон о нацхарактере — это не конституция, это не весь основной свод законов, это только один фрагмент, определяющий нашу национальную принадлежность. Права человека определяются в законе о человеческом достоинстве и свободе. Тем не менее, даже если отбросить факт, что нет в мире другой демократической конституции, определяющей национальную принадлежность страны по титульной нации без добавления слов, предложенных Бени Бегиным, это алиби вообще не является релевантным. 

Прежде всего, понятие равенства не определяется в Основном законе: о человеческом достоинстве и свободе. Это предотвратили религиозные партии. Действительно, в интерпретации БАГАЦа понятие человеческого достоинства включает в себя и понятие равенства, именно поэтому в Израиле существует судебная защита принципа равенства как конституционной нормы. Но конституция это не только юридический документ — это своеобразный список базисных вещей, на которых строится то или иное государство. Таким образом, в ситуации, когда единственное определение понятия «равенство» в израильской конституции на деле представляет собой спорную юридическую трактовку, за которую БАГАЦ был не раз подвергнут критике, те, кто утвердили основной закон, определяющий суть государства, не вправе бороться против включения в него этого понятия. Эта тактика противоречит всем нормам, принятым в других государствах с титульной нацией.  

Второе. Основной закон: о человеческом достоинстве и свободе, разбирает прежде всего свободы и уважение отдельного индивида, без привязки к его гражданству и гражданским правами. Этот закон изначально должен был стать одной из частей в разделе о правах человека и гражданина в израильской конституции. Из-за известных политических причин, формулировка этого раздела была приостановлена. 

Человеческое достоинство — это принципиально важный принцип. С точки зрения общечеловеческих ценностей, и гражданское равенство, и право народов на самоопределение, являющееся моральной базой для еврейского национального государства, являются естественным продолжением понятия человеческое достоинство. И все-таки, израильская конституция не останавливается на декларации, что евреи тоже являются людьми, она развивает мысль, говоря, что евреи являются народом с правом на собственное государство. Так можно ли сказать гражданину Израиля-нееврею, что единственное конституционное обоснование его права на государство это факт, что он, несмотря на то, что не является евреем, все равно является человеком?

Гражданство в демократической стране это не только одно из личных прав, для которого достаточно, что оно упоминается в законе и признано с юридической точки зрения. Это центральный принцип и основная ценность в любой демократической конституции. Невозможно читать тексты основных законов других стран, не замечая, что чем больше конституция носит националистический характер и подчеркивает связь страны с титульной нацией, тем более она носит и гражданский характер. Чтобы подчеркнуть, что и граждане, не относящиеся к титульной нации, обладают равными правами наряду со всеми, а отнюдь не превращаются в нацию второго сорта. 

Это происходит не только из-за либеральных соображений, но и из-за государственной заинтересованности в единстве населяющих его граждан и лояльности всех граждан этому государству. Закон о национальном характере государства ударяет по израильскому самоуважению и свободе. Это очень яркий пример воспитания антигражданских настроений и эмоций. 

Есть одной попыткой объяснить исчезновение понятия равенства из закона о нацхарактере является опасение, что судебная интерпретация этого принципа может быть достаточно радикальной. Понятно, что и это опасение не имеет под собой никакого основания, без всякой связи со спорами о той или иной судебной резолюции. Возможность радикальной интерпретации того или иного фрагмента законодательства не зависит от того, появляется ли этот фрагмент в одном из Основных законов или в двух — речь идет об одном и том же понятии. Составители закона о национальном характере государства не нанесли таким образом судебного урона принципу равенства — они лишь опозорили его. Его — и еврейское государство. 

Александр Якобсон, ХаАрец. И.М.
На фото: демонстрация протеста друзской общины. Фото: Максим Рейдер.


Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама


Send this to a friend