Второй фронт переходит из Сирии в Ливан

Инцидент, произошедший  в небе Сирии вечером 29 ноября, и описанный в самых драматических тонах в арабских СМИ, ретроспективно представляется событием не первостепенной важности. Сирийская система ПВО опознала нечто, похожее на необычное движение израильских самолетов над южными районами страны. Сирийцы выпустили около двадцати зенитных ракет и, вопреки их утверждениям, не сбили не только ни одного израильского самолета, но и ни одной из наших ракет. Из Сирии не поступило никакой достоверной информации об ущербе, причиненном израильским авиаударом. Россия не только не сообщила официально о случившемся, но даже не потрудилась осудить очередную израильскую атаку.

Остатки одной из сирийских зенитных ракет упали на Голанских высотах на израильской стороне границы, не причинив вреда. Как и в некоторых других случаях в последнее время, это выглядело, как неконтролируемая реакция сирийцев. В предыдущий раз так было 17 сентября, когда сирийская ПВО по ошибке сбила российский разведывательный Ил-20.

В тот же день, 29 ноября, бывший начальник военной разведки, а ныне руководитель Института исследований национальной безопасности, генерал-майор запаса Амос Ядлин рассказал в радио-интервью весьма интересные вещи. По его словам, в последние недели произошли изменения в иранском поведении в регионе.

Ядлин: «Русские на нас сердятся. Но, как я полагаю, они в гневе и от действий Ирана. Попытки Ирана укрепить свое военное присутствие в Сирии и построить там ракетные заводы наносят ущерб политике стабилизации Сирии. Россия не хочет, чтобы она вновь закипела. Не сомневаюсь, что Москва передала соответствующие сигналы Тегерану. Израильские атаки сократились почти до нуля, и я думаю, что это происходит не потому, что мы этого не хотим, а потому, что иранцы изменили тактику. Они переводят все в Ливан».

Ядлин публично выразил то, о чем недавно намекали высокопоставленные лица в Иерусалиме: из-за ограничений, наложенных Россией, большая часть борьбы между Израилем и Ираном переходит в другие страны.

Израиль, как отметил премьер-министр Биньямин Нетаниягу в своем выступлении в ООН в сентябре этого года, обеспокоен усилиями Ирана и «Хизбаллы» по созданию линий производства высокоточного ракетного оружия на ливанской территории. Часть авиарейсов из Тегерана в Бейрут – это, фактически, воздушный мост, по которому все необходимое для создания упомянутых производственных линий контрабандой доставляется в ливанскую столицу. Это то, что Иран прежде пытался переправлять наземным путем через Сирию.

Таким образом, в Ливане складывается ряд обстоятельств, которые требуют особого внимания израильского руководства: попытки Ирана построить военные заводы; возрастающий интерес России к Ливану после завершения укрепления российских систем ПВО в Сирии; возвращение боевиков «Хизбаллы» из Сирии в Ливан по окончании гражданской войны.

Кроме того, Израиль уведомил, что продолжит модернизацию ограждения на границе с Ливаном, в том числе – и на спорных участках вблизи Рош а-Никра и Манары, несмотря на грозные заявления Бейрута. Весьма сомнительно, что «Хизбалла» сейчас ищет войны с Израилем, но она определенно усилила свои наступательные возможности во время войны в Сирии, а теперь, как уже сказано, многие подразделения «Хизбаллы» вернулись из Сирии в Ливан. Это беспокоит командование ЦАХАЛа.

В конце минувшей недели «Хизбалла» опубликовала угрожающий видеоролик, который включал, среди прочего, аэрофотоснимки объектов в Израиле, в том числе – базы в комплексе министерства обороны в Тель-Авиве. «Хизбалла» добавила в видео титры на иврите: «Если вы осмелитесь атаковать, пожалеете». Пресс-секретарь ЦАХАЛа ответил по-арабски в соцсетях: «Пусть любой, кто живет в стеклянном доме, не пытается бросать камни». Это – цитата бывшего ливийского диктатора Муамара Каддафи.

Тем временем, правительство одобрило продление срока на посту начальника генштаба Гади Айзенкота на две недели – до середины января. Вскоре после этого, было объявлено об отмене визита Айзенкота в Германию. Но, кажется, что те, кто проводит связь между этими точками, немного опережают время. Срок полномочий начальника генштаба не продлевают всего на две недели, если на горизонте – реальная война.

Более вероятное объяснение заключается в том, что ожидается весьма напряженный период на фоне изменений на севере и усилий по вооружению «Хизбаллы». Однако, до сих пор нет признаков процесса, который неизбежно ведет к войне. Следует также помнить, что Израиль и «Хизбалла» смогли пережить подобные периоды эскалации напряженности в последнее время, и более 12 лет после окончания второй ливанской войны хранили почти полную тишину.

Амос Харэль, «ХаАрец», Д.Н. К.В.

На фото: на северной границе. Фото: Рами Шелуш.


Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама


Send this to a friend