Фото: Khalil Hassan, Reuters

Выборы в Ливане: «Хизбалла» и мусор

По сообщениям арабской прессы, в феврале с.г. командир проиранского ополчения  «Ан-Нуджаба», иракский шейх Акрам аль-Кааби, прибыл с визитом в Дахью, южный пригород Бейрута, оплот «Хизбаллы». Он посетил тамошний музей Имада Мугние, в созданный в память о главном оперативнике «Хизбаллы». Казалось бы, такой визит должен стать сигналом Израилю: «Хизбалла» не одинока.

Иными словами, в следующей войне с Израилем, как не раз угрожал генсек «Хизбаллы» Хасан Насралла, к ливанцам присоединятся иракские и другие шиитские милиции.

Важно отметить, что эти иракские шииты получают финансирование и действуют по приказу Ирана, и корпуса «Аль-Кудс» под командованием генерала Касема Сулеймани. Последний, которого знают по всему Ближнему Востоку, настойчиво пытается объединить два фронта – сирийский и ливанский – в преддверии войны с Израилем. Сулеймани стягивает все больше шиитских сил в Сирию, создает там иранские военные базы и между делом запускает беспилотники на территорию Израиля. Командир иракской милиции встретился также с представителем палестинского «Исламского джихада» в Ливане. Встреча проходила под  девизом: «Для нас Сирия, Палестина и Ливан – один фронт».

Тем не менее, похоже, что именно «Хизбалла» не спешит выступать с боевыми призывами и разжигать страсти против Израиля. Другими словами, напряженность между Израилем и Сирией – это хорошо, а Ливан – это уже другая история. Возникает ощущение, что сейчас «Хизбалла» больше озабочена внутриливанским фронтом и меньше –  войной с Израилем.

Она не торопится возвратить свои боевые силы, дислоцированные на территории Сирии, численность которых оценивается в 8 000 боевиков, и удовлетворяется временным выводом части войск. Решение вопроса о строительстве пограничного забора на границе с Израилем в районах Рош а-Никра и Метулы, а также вопроса о демаркации морских границ вокруг газовых месторождений, «Хизбалла» возлагает на ливанскую армию и правительство.

Время от времени «Хизбалла» посылает угрозы, включая причинение ущерба израильским газовым платформам в море, однако суть заключается в том, что тот, кто занимается вопросами морских и пограничных сооружений, возводимых на границе – это правительство Ливана, при поддержке «Хизбаллы».

Что же с ней произошло? Неужели Насралла вдруг стал пламенным ливанским патриотом, который забыл о своей приверженности иранской «оси»? Конечно, нет. В последние недели «Хизбалла» говорит на «ливанском» языке и меньше на «шиитском», в основном, из-за предстоящих в мае парламентских выборов. Они дают исключительную возможность «Хизбалле» увеличить свое присутствие в парламенте в связи с изменением в системе проведения выборов, которое впервые вступит в силу.

Необходимо отметить, что по большому счету это изменение не является столь драматичным, а, возможно, станет косметическим. Это все та же старая система, закрепленная Таифским соглашением 1989 года и, в некоторой степени, увековечивающая дискриминацию шиитов. В соответствии с этой системой, президентом Ливана должен быть христианин, премьер-министром – суннит, а председателем парламента — шиит. Половина из 64 депутатов парламента – христиане, а вторая половина – мусульмане (сунниты, шииты и друзы). По различным оценкам, шиитами составляют более 40 процентов населения страны.

Вместе с тем, в Ливане находятся те, для кого историческое разделение на лагеря или поддержка традиционной элиты имеют меньшее значение. Для них социальные и экономические проблемы Ливана гораздо более актуальны и требуют решения. Среди таких проблем – безработица, бедность, вывоз мусора, образование и так далее. Часть новых кандидатов, поддерживающих эту тенденцию – шииты, которые ставят под угрозу возможность победы «Хизбаллы» в нескольких провинциях, если только она не переключится с привычного «политического мусора» на реальный.

Шимон Шмулевич, «Детали»

На фото: Хасан Насралла. Фото: Khalil Hassan, Reuters


Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend