Фото: Aziz Taher - REUTERS

Высокие ставки вокруг выборов в Ливане

Сегодня 6 мая, под сенью нового (и весьма сложного) закона, ливанцы изберут главу правительства. Даже если соотношение политических сил внутри Ливана в какой-то степени изменится, это, как ожидается, не повлияет на ситуацию в противостоянии «Хизбаллы» и Израиля.

Нынешний премьер Саад Харири (сын главы правительства Рафика Харири, убитого в 2005 году агентами Сирии и, видимо, «Хизбаллы») в эти дни встречается с рядовыми гражданами. Разумеется, рядом с ним неотлучно находятся телохранители.

Саада не затруднило уплатить 5300 долларов за регистрацию в качестве кандидата в премьеры. Правда, прошлым летом одна из его самых крупных компаний обанкротилась, но у Харири достаточно денег на оплату интервью в СМИ (многие масс-медиа ему и принадлежат), уличных плакатов и услуг многочисленных советников.

Полгода назад Харири арестовали в Саудовской Аравии и вынудили объявить об отставке. Это была частью неудавшейся попытки наследника саудовского престола Мохаммеда Бин Сальмана взять Ливан в свои руки.

Широкие протесты в Ливане, а главное, вмешательство президента Франции Эммануэля Макрона привели к освобождению Харири, возвращение которого в Бейрут стало чуть ли не национальным триумфом.

Бороться с Харири за премьерское кресло будут лидеры других движений и кланов, представляющих традиционную элиту, которые делают погоду в ливанской политике после окончания гражданской войны в стране в 1990 году.

Встречи с избирателями Харири проводит в национальной шапочке, какую часто носил его отец. Это будит в ливанцах тяжелые воспоминания о предыдущем десятилетии, отмеченном громкими политическими убийствами, а также о противостоянии сторонников Харири со сторонниками «Хизбаллы».

Предыдущие выборы состоялись в Ливане в уже далеком 2009-м. Все эти годы основным политическим движениям никак не удавалось согласовать и утвердить новый избирательный закон. Бюджет страны принимался ежегодно на основе предыдущего бюджета.

Важные решения не принимались, проекты по развитию национальных инфраструктур почти не утверждались. Правительство функционировало на базе точечных конкретных договоренностей по актуальным вопросам и политических союзов, не требовавших одобрения парламентом.

Проведение нынешних выборов не гарантирует, что после них управление государством перейдет в нормальный режим, хотя новый избирательный закон предоставляет шанс новым претендентам, не связанным с традиционной элитой.

Страна разделена на 15 округов. В каждом баллотируются только списки, независимых кандидатов нет. Голосующий должен выбрать список, а внутри выбранного списка отметить еще и кандидата, которого он предпочитает.

Каждый округ получил квоту в парламенте из 128 депутатов. Квота рассчитана на основе конфессиональной принадлежности. Матрица, благодаря которой в итоге определится состав парламента, — самая сложная в истории Ливана. Она учитывает три главных критерия: квоту, степень успеха каждого списка и степень поддержки избирателями каждого из кандидатов внутри списков. Излишки голосов будут поделены между выигравшими списками по еще более сложному способу.

Ливанские обозреватели спорят, главным образом, о том, станет ли новый закон и новая система выборов подспорьем для «Хизбаллы» или, напротив, навредят террористическому движению. Как полагают некоторые, новации приведут к тому, что блок под руководством Харири получит меньше голосов, чем на предыдущих выборах, но все равно президент Мишель Аун поручит Харири сформировать правительство.

Сторонники этой точки зрения аргументируют ее так: есть некая платформа договоренностей между Харири и «Хизбаллой», на которой правительство в Ливане работает несколько последних лет. Эта платформа никуда не денется и после сегодняшних выборов.

Однако накануне выборов в выступлениях Харири зазвучали ноты, которые дали основания предположить, что он ужесточил позиции в отношении «Хизбаллы». А в «Твиттере» Харири написал недавно: «Каждый, кто не участвует в выборах, дарит дополнительный голос «Хизбалле».

Надо помнить, кроме всего прочего, что Ливан – это одна из главных арен, на которых сталкиваются интересы Ирана и Саудовской Аравии. Два года назад Эр-Рияд наложил на Бейрут санкции за участие «Хизбаллы» в гражданской войне в Сирии. Саудовцы заморозили экономическую помощь Ливану на миллиард долларов, и отказались выдать кредит на три миллиарда на покупку оружия.

Санкции оказались не слишком эффективными – «Хизбалла» не вывела свои подразделения из Сирии.

Но сейчас, в канун выборов, Саудовская Аравия предложила Бейруту открыть кредитную линию на миллиард долларов. Это намек на то, что если ливанцы проголосуют за Харири и за его список, на страну прольется «золотой дождь».

Что касается Ирана, у него в Ливане есть единственный в своем роде столь значительный рычаг влияния, как «Хизбалла». Ливан, что не менее важно, граничит с Израилем, и именно в этом районе Иран мечтает изменить в свою пользу баланс сил.

С точки зрения Израиля, если и после выборов, согласно всем прогнозам, состав сил, управляющих Ливаном, останется прежним – драматических изменений можно не ожидать.

Цви Барэль, «ХаАрец», Д.Н.

Фото: Aziz Taher — REUTERS


Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend