Хаим Елин: не надо загонять БАГАЦ в политическую ловушку

Торжественная церемония в Гуш-Эционе, посвященная полувековому юбилею поселенческого движения в Иудее и Самарии, стала новой причиной для ссоры «правых» с «левыми». В итоге единственным представителем оппозиции, который принял участие в церемонии, стал депутат Кнессета Хаим Елин (Еш атид), глава парламентского лобби в поддержку местной власти.

— Председатель нашей партии Яир Лапид был в это время заграницей, и просто технически не мог приехать на церемонию, поэтому от нашей партии я был один, — пояснил Хаим Елин в интервью «Деталям». — Как правило, мы не приезжаем на мероприятия все вместе, а распределяем рабочую нагрузку.

Я решил там быть еще и потому, что присутствовшие там все главы местных советов, — мои друзья. Не каждое мероприятие имеет политическую окраску, есть также и эмоциональный аспект — ты просто привязываешься к людям.

Я выступаю за поселенчество, поддерживаю Кфар-Эцион, и в целом Гуш Эцион. Если вспомнить историю, то в 1948 году за 10 месяцев погибли 242 еврейских солдата, сражавшихся за населенные пункты, расположенные вокруг Иерусалима. Там были и члены киббуцного движения, и представители «Ха-шомер ха-цаир» — все, кто основал Государство Израиль. Мне жаль, что многие просто не знакомы с историей. Из-за этого я и приехал, — сказал Хаим Елин.

Решение не отправлять членов Верховного суда для участия в церемонии приняла его председатель Мирьям Наор. Свое решение она обосновала тем, что церемония носила не государственный, а политический характер. Иск движения «Регевим» против этого решения был отклонен под предлогом того, что «статус территорий Иудеи и Самарии находится за рамками общественного согласия».

— Как вы относитесь к решению Мирьям Наор?

 Если мероприятие носит государственный характер, то должны присутствовать все,  ответил депутат Елин.  Проблема в том, что государственная церемония превратилась в инструмент для политических трюков Ликуда, для заявлений в прессу. Шума было много, но знаете, сколько, на самом деле, там было депутатов от правящей партии?

— Сколько?

Двое: Иехуда Глик и Шарон Аскель. Все остальные либо министры, либо их заместители. Почему те, кто это организовал, не приехали? Потому что они хотели привлечь внимание СМИ, получить площадку для нападок и добиться раскола в народе вместо того, чтобы стремиться к единству. Очень жаль, что так произошло. Но в тот момент, когда церемония становится не государственной, а политической, люди имеют полное право ее не посещать. Лично я приехал только из-за своих друзей, и потому, что поддерживаю поселенческое движение.

— Мы слышали в СМИ очень много высказываний от участников этого мероприятия о том, что надо смотреть вперед, что именно члены Верховного суда разрушают народное единство.

Вы репатриировались из России, страны с диктаторским режимом. Я репатриировался из Южной Америки, где тоже была диктатура. И мы прекрасно осознаем, как правительство Израиля использует БАГАЦ. Все вопросы, по которым правительство не хочет принимать решения, в итоге оказываются на рассмотрении суда. А когда Верховный суд принимает решение, противоречащее позиции правительства, начинаются крики. Мы оба знаем, что Верховный суд самый важный компонент демократии, нужно сохранить его независимость. Нельзя искусственно создавать ситуацию, при которой он оказывается в политической ловушке.

Олег Линский, «Детали». Фото: Офер Вакнин
На фото:  Хаим Елин

 

тэги

Размер шрифта

A A A

Реклама