Грабеж по имени «арнона»

«Арнона» — муниципальный налог — является сегодня чуть ли не самой большой аферой общенационального масштаба, в рамках которой миллиарды шекелей извлекаются из карманов израильтян по принципу «нам так захотелось».

На масштабы этого блефа может указать всего одна фраза из отчета госконтролера за 2014 год. Там написано, что существует 12 классификаций плательщиков, для которых устанавливаются разные тарифы: жилые здания, офисы, промышленность, банки, отели и т.д. И для них действуют «рамки»: от 31 до 110 шекелей в месяц за метр в жилом помещении в 2013 году, офисы тогда же платили от 62 до 351 шекелей, промышленные предприятия — от 22 до 151 шекелей.

Почему же за офис платят больше, чем за квартиру, а за завод — меньше? И почему именно банки и страховые компании платят больше всех — от 422 до 1264 шекелей за квадратный метр в месяц?! Ответ: потому что когда-то в МВД какому-то чиновнику так захотелось, и он изобрел именно такую тарифную систему, а не иную. Офис государственного контролера не смог найти никакого другого, мало-мальски логичного ответа на эти вопросы.

Но это еще полбеды. Это — лишь маленький фрагмент большого блефа. На самом деле, таких классификаций не 12, как нам говорят. Их у нас — около 11-ти тысяч!

Да, это не опечатка. На практике количество классификаций чуть ли не в 1000 раз превышает заложенное в законе, потому что чуть ли не каждый местный совет определяет их для «своих» объектов самостоятельно. Тут царит хаос, примеров которому множество. Например, больница «Сорока» в Беэр-Шеве платит муниципальный налог, как больница — и в то же время больница «Меир» в Кфар-Сабе платит простую «арнону», как обычный бизнес. А еще тюрьмы: с одних собирают специально для них установленный муниципальный налог, а с других — как с жилых помещений!

И даже внутри одного и того же города бизнесы могут платить налог по разным тарифам. В той же Беэр-Шеве, как выяснилось, есть залы торжеств, которые платят лишь частичную «арнону». А иногда налог дифференцируют, причем по разному: например, в Герцлии и Бней-Браке заправочные станции платят по одному тарифу за здание, и по другому — за территорию, которую они занимают. И это несмотря на то, что есть четкое определение, сколько должны платить заправочные станции. (Размеры «вилок» в законе тоже настораживают. Например, налог на сельскохозяйственную постройку может составлять в одном  случае 32 агоры за кв. м, а в другом — 41.75 шекелей за кв.м, — прим. «Детали»)

Все это «тарифное безумие» делает практически невозможным их отслеживание или сравнение. Торговая или ресторанная сеть, имеющая филиалы по всей стране, может в каждом городе платить налог по другой системе расчета, а в исключительных случаях даже в одном и том же городе разные ее магазины или рестораны будут платить разную «арнону».

Но самый большой балаган у нас царит в определении метража. Ведь для этого пользуются не одним, а четырьмя разными методами! «Нетто-нетто» — когда измеряют только площадь внутри помещения, без учета площади, занимаемых внутренними перегородками. «Нетто» — то же самое, но с учетом внутренних стен. «Брутто» — площадь, замеренную по внешним стенам. И «Брутто-брутто» — это когда платить заставляют не только за само помещение, пусть даже с учетом толщины стен, но и за площадь балконов, лестничных пролетов, парковочных мест и складских помещений. Но и это еще не все, есть еще «подметоды»: например, когда в «Брутто-брутто» учитывают только площадь тех внешних участков, которые вплотную примыкают к территории квартиры — и таким образом, стоянку или склад могут не внести в расчет, если они находятся на другом этаже…

Но это же абсурд! Госконтролер иллюстрирует его таким примером: за квартиру, у которой площадь пола с перегородками (то есть «нетто») равна 100 квадратным метрам, у которой есть балкон в 20 кв. метров и кладовка площадью в 10 кв.м, платили в Тель-Авиве налог, как за 130 кв.м., в Гиватаиме — как за 155 кв.м, а в Ганей Тиква — как за все 180 кв. м.

Разумеется, по этой причине именно система «брутто-брутто» у нас наиболее распространена — по ней взимают деньги в 218 населенных пунктах (в них проживает 57% израильтян). И только 11 местных советов собирают в 28% населения страны налог по системе «нетто».

(И тут еще не упоминается такая мелочь, как возможность «округлить» данные, потому что пока БАГАЦ пару лет назад не потребовал предоставлять владельцам данные об их площади с точностью до сантиметра, действовали и четыре метода определения площади, с которого взимается налог: точный, с увеличением до метра; с уменьшением до метра; и с округлением в ту или иную сторону, в зависимости от того, шла речь о площади менее чем в полметра, или более. Против того, чтобы владельцам недвижимости предоставлялись точные данные, выступал депутат Алалуф («Ликуд»), мотивируя это высокой стоимостью точных измерений. На них уйдет, по его оценке, 5 млрд. шекелей. «Ради нескольких шекелей в ту или иную сторону не нужно делать революций», — говорил он, но председателя Верховного суда — тогда этот пост занимала Мирьям Наор — не убедил. -прим. «Детали»).

Мало того, что такая неопределенность — одна из тяжелейших проблем, ухудшающих возможности ведения бизнеса в Израиле. Все это порождает тяжелейшую бюрократию, не которой зарабатывает большая армия юристов, оценщиков, бухгалтеров (недавно БАГАЦ запретил привлекать частные компании к сбору задолженностей по «арноне» — так закончилась многолетняя тяжба Ассоциации промышленников с государством, — прим. «Детали»).

Никто в этом хаосе не может найти, откуда растут ноги, а откуда —  руки, в том числе МВД и Министерство финансов, потому и идеи по структурированию этой сферы буксуют. Вплоть до идеи создания центрального фонда муниципальной собственности, который делил бы потом налоги между населенными пунктами, в зависимости от их социально-экономического статуса.

Сейчас межминистерская комиссия под руководством генерального директора МВД Мордехая Коэна пытается, по поручению Арье Дери, разобраться и навести хоть какой-то порядок в этом вопросе. Понять «карту классификаций», найти их сходства, и довести их до… 75-100. Исключив уникальные системы расчетов, применяемых в наименьшем числе местных советов, и внедрив единый для все страны способ изменения помещений.

Правда, в таком случае это скорее всего будет метод «брутто-брутто»… К тому же не вызывает сомнений, что те, кто потеряет доходы в результате таких перемен, окажут тяжелейшее давление, в том числе политическое. Но даже если МВД и минфин окажутся способны его выдержать — то все равно перемены не произойдут в ближайшие два года, когда проводятся выборы в местные советы и выборы в кнессет. Значит, пока что весь этот «исраблеф» в деле сбора «арноны» никто не отменит. Даже несмотря на то, что всем от него только вред.

Мерав Арлозоров, The Marker.

Фотоиллюстрация: Моти Мильрод.

тэги

Реклама





Send this to a friend