«Государством нельзя управлять, как частной лавочкой»

Томер Авиталь, руководитель проекта «Сто дней прозрачности» — один из немногих действительно независимых журналистов в нашей стране. В интервью «Деталям» он признал: за каждый протокол заседания, за доступ к расписанию встреч любого чиновника или депутата кнессета им приходится вести тяжелую борьбу.

«Мы раскрываем то, что чиновники пытаются скрыть. Мы верим, что прозрачность является ультимативным лекарством от коррупции и лучшей защитой от бездарного руководства», — таково кредо руководителей проекта, заявленное на их интернет-странице. Они добиваются, чтобы графики встреч народных избранников становились достоянием общественности, как и работа лоббистов; проверяют, кто из них, за чей счет и куда летает с визитами. «Вместе с вами мы продолжим сокращать число дурных решений, принимаемых здесь», — обещают они.

Авиталь начинал карьеру в традиционных СМИ. Несколько лет освещал работу кнессета для газеты «Калькалист», затем вместе с Иланой Даян работал в телепрограмме «Увда» и с Гаем Лерером для телепрограммы «Ха-цинор». Написал книгу. И все это успел до 30 лет. Дальнейшая карьера была ему обеспечена, но Авиталь решил полностью изменить свою жизнь и изобрести профессию, которой в нашей стране почти не существует.

— Почему вы покинули традиционную журналистику?

— Мне казалось, что как журналист «традиционного СМИ» я почти не влияю на процессы. Хотя тему прозрачности власти я пытался продвигать всегда. Над журналистом традиционных СМИ всегда много людей, есть требования рейтинга, количества «кликов» в интернете, есть попытки подстроиться под интересы самого разнообразного круга читателей. А что делать, если то, что интересно им, не всегда интересно мне?

У меня была своя цель — атаковать отсутствие прозрачности в коридорах власти; объяснить, что это является одной из основных причин процветания коррупции в стране. Честно говоря, поначалу я не думал, что мне удастся продвинуть этот проект. Но, к моему удивлению, это сработало.

Мы с единомышленниками пытаемся создать средство массовой информации нового типа. Без хозяев и без рекламы. Бизнес-модель строится на пожертвованиях наших читателей — как разовых, так и постоянном спонсировании через ежемесячные банковские переводы. Каждый из таких спонсоров — наш редактор, вместе с ними мы, сотрудники проекта, составляем редакционный совет.

— Это звучит совершенно утопично…

— Может быть, но это работает. Более того — наши спонсоры и решают, в конце концов, какие темы мы будем поднимать в ближайшее время, над какими расследованиями работать. Так строится СМИ, которое финансируется массами и работает во имя интересов простых людей, без любимчиков и запретных тем в загашнике.

— Как на практике отбираются темы для ваших журналистских расследований?

— Мы предлагаем темы, которые кажутся нам, с одной стороны, важными, а с другой — посильными. И выносим список на голосование наших читателей. Те, в свою очередь, расставляют эти темы в список более или менее приоритетных, с их точки зрения. Конечно, они могут предлагать и свои идеи. В конце концов, мы начинаем работать над темами, которые, что называется, «вышли в финал».

Мы опубликовали уже три таких расследования, и совсем скоро представим на обсуждение список тем для расследования номер 4. Но мы не ограничиваемся только публикацией материалов. Мы — активисты, поэтому, обнаружив что-то, нуждающееся в исправлении, начинаем вести это дело: писать письма, инициировать волну общественного протеста, если таковая необходима, и так далее.

— А в чем конечная цель этого проекта?

— Создание демократического, активного и независимого СМИ. Я очень надеюсь, что оно сделает мир немного лучше.

— Расскажите немного о последних расследованиях, которые вы провели.

— Вот что интересно: можно предположить, что раз мы работаем с темами, которые предлагаются коллективным разумом, и решение принимается голосованием, то эти темы будут поверхностными, с оттенком желтизны, не правда ли? Но в реальности все абсолютно не так. Мы провели серьезнейшие расследования — о том, что происходит в Министерстве экологии; о работе лоббистов в кнессете; о трудовых договорах в израильских морских портах. Это не развлекательное чтиво, мы перевернули горы материалов. Ну, и наши редакторы нас не подвели.

— Есть еще и проект «депутатская тень», изобретенный вами…

— Это еще одно направление, которым израильская пресса вообще не занимается. Хотя следовало бы. Проект заключается в том, чтобы на определенное время приставить к тому или иному депутату кнессета личного «летописца». Но, в отличие от традиционных летописцев, наш сотрудник работает не на депутата, а на его избирателей. Он буквально ходит за ним по пятам: проверяет, как часто тот не выходит на работу в рабочие дни, присутствует на всех комиссиях, которые посещает народный избранник, следит за его деятельностью в рамках фракции, на пленарных заседаниях, и так далее. Тень в полном смысле этого слова. Мы начали с депутата кнессета Мики Зохара («Ликуд»)…

Микки Зоар. Фото: Илан Эсаяг

— Который, кажется, воспринял ваше преследование достаточно тяжело!

— Какое же это преследование? Это контроль за работой народного избранника. Может быть, слишком близкий контроль — но пусть привыкают!

— И это принесло плоды?

— Вне всякого сомнения! Зохар не перестал заниматься глупостями, зато практически полностью прекратил шаги, в которых было замечено противоречие интересов. А в первый год его парламентской деятельности оно было налицо. (Так, в качестве председателя парламентской комиссии по справедливому распределению государственных средств Зохар созвал несколько заседаний, посвященных развитию определенного района в Кирьят-Гате, где, как выяснилось позже, у его семьи есть несколько приобретенных квартир — «Детали»). А когда у Ципи Ливни появилась своя «тень», она стала активнее посещать заседания кнессета и выступать.

— Одна из ваших последних инициатив — обращение к пользователям интернета с предложением опознать список приглашенных на церемонию зажжения факелов в День независимости. Но зачем? Почему нам так необходимо знать, кто именно получил приглашения?

— Потому что это государственное мероприятие, которое финансируется из наших денег. А государство распоряжается приглашениями, как будто речь идет о частной вечеринке «для своих». Принцип прозрачности должен действовать и в этом случае тоже.

Мы обратились к министру культуры Мири Регев с просьбой предоставить нам списки приглашенных, или хотя бы объяснить, по каким признакам эти приглашения распространялись. Нам ответили отказом. Почему, собственно говоря? Что именно от нас пытаются скрыть? Именно поэтому мы добыли — не без трудов, кстати говоря — несколько десятков фотографий в очень хорошей резолюции, на которых запечатлен зал и приглашенные на церемонию люди. И пригласили всех желающих отметить на этих снимках людей, которых они знают, чтобы хотя бы приблизительно понять, кто же эти зрители. А уже опознав их, можно будет сделать выводы, идет ли речь о приближенных, или же приглашения раздавались по какому-то другому, логичному и справедливому принципу.

Государством не управляют, как частной лавочкой. Народ вправе знать, на что тратят его деньги. А наше правительство почему-то убеждено, что деньги, которые поступают в государственную казну из наших с вами налогов — это их личная «свинья-копилка», поэтому они будут распоряжаться ими, как своими собственными.

— А в распределении билетов на государственные мероприятия есть какие-то нормы и правила?

— Прозрачность — единственная норма. Обычно билеты на государственные мероприятия распределяются частично с помощью лотереи, и частично через рабочие комитеты. Кстати говоря, и в прошлом году билеты на эту церемонию распределялись по правилам, известным одной только Мири Регев.

Но в этом году на подготовку церемонии были выделены дополнительные средства, которые тоже были распределены непонятным образом. История с десятками миллионов неучтенных шекелей, которые пошли неизвестно куда. Министр Регев в свое время утверждала, что речь идет о грандиозном «сюрпризе», который ее министерство готовит на радость народу Израиля.

— Сюрприза, который мы до сих пор не получили. Трудно было бы проморгать сюрприз, который обошелся государственной казне почти в сто миллионов шекелей!

— Я тоже его не заметил. Но с бюджетом на празднование 70-летия мы общими усилиями кое-как разобрались.

Мири Регев. Фото: Эмиль Сальман

Министры не понимают, что их должности не превращают их в безраздельных хозяев государственных средств. Что есть подотчетность, прозрачность, необходимость действовать в интересах всей страны, всех ее граждан, а не только в интересах своих потенциальных избирателей.

— Есть и другие примеры?

— Их можно перечислять долго. Из самых неприятных за последнее время — вся эта возня вокруг израильской Корпорации телерадиовещания. Или, например, вечная проблема, с которой мы боремся вот уже долгое время — нежелание министров, включая премьера, и депутатов кнессета открыть для граждан свой распорядок дня, свои дневники. Общество вправе знать, чем занимаются народные избранники, сколько времени в день они посвящают работе, с кем встречаются, когда начинают свой рабочий день.

— Кроме исследования расходов на церемонию зажжения факелов, чем еще вы занимаетесь в последнее время?

— Есть темы, которые я и мои единомышленники — группа «Сто дней прозрачности» — ведем уже очень долгое время. Например, вопрос, связанный с точным списком расходов на содержание канцелярии главы правительства и официальной иерусалимской резиденции премьера.

— То есть, основной акцент ставится на контроль за работой правительства?

— Не только. Нас очень интересует и деятельность местных органов власти. Там тоже работы невпроворот, если вспомнить парад мэров городов в отделение полиции ЛАХАВ-433, расследующее коррупционные преступления. Там те же проблемы — за каждый протокол заседания и каждый распорядок встреч, то есть, за сведения, которые должны выкладываться в интернет без того, чтобы кто-то об этом просил, на практике приходится бороться, отправлять бесконечные запросы… Но мы привыкли.

— Вы наблюдаете за происходящим в коридорах власти не первый год. Как вам кажется, в последнее время ситуация ухудшилась или улучшилась?

— Скорее, улучшилась. Когда я начал заниматься проблемой прозрачности власти, примерно четыре года назад, эта тема вообще не стояла на повестке дня, приходилось бороться за все. А у власть предержащих, с другой стороны, не было вообще понимания того, что вся эта информация, которой они не хотят делиться, изначально принадлежит нам. Так что сегодня ситуация лучше, чем тогда — есть немало открытых бюджетов, в обществе существует понимание того, что наши требования — не капризы и не просто желание досадить политикам, а реализация нашего права знать. Но все равно, работы впереди еще очень много, и по-прежнему приходится бороться за каждый отрывок информации, чтобы сложить общую головоломку, которая иногда выставляет политиков не в лучшем свете.

— То есть, прозрачности стало больше — а коррупции?

— Трудный вопрос. С одной стороны, сейчас труднее спрятать неудобные вещи под сукно. Пресса борется за сенсации, есть интернет и социальные сети, коридоры власти сейчас гораздо прозрачнее, чем раньше. Общественные нормы также меняются, и то, на что раньше смотрели сквозь пальцы, сегодня считается позором.

Но, с другой стороны, расследования, в которых так или иначе замешан глава правительства, породили совершенно новую ситуация, не наблюдавшуюся раньше. Более года тому назад он признался в получении подарков от миллионера, которому помогал — и продолжает руководить страной, как ни в чем не бывало. Это портит систему, подает ей дурной пример. Но Нетаниягу — лишь один из примеров. Давид Битан, Хаим Кац… Таким образом, ситуация сложная и очень неоднозначная.

— За критику власти вас уже обвиняли в левизне. Что вы отвечаете на подобные выпады?

— Очень просто: у нас на сайте представлены темы, которыми мы занимались, поэтому всякий раз, когда нас обвиняют в политической ангажированности, мы даем ссылку на эту страницу. А там показано, что мы расследовали и происходящее в МЕРЕЦ, и в «Сионистском лагере», и в «Еш атид», причем немало. Понятно, что есть и люди, уверенные, что нам нужна лишь голова Нетаниягу. Их мы пытаемся убедить в том, что важна не личность, а механизмы власти. К тому же совершенно естественно, что именно люди, находящиеся у власти, навлекают на себя огонь критики. Ничего нового в этом нет. В руках у этих людей сосредоточены деньги и власть — поэтому и опасность скатиться в уголовщину у них несоизмеримо больше. Мы надеемся убедить сторонников правых партий, что работаем и для них тоже, причем ничуть не меньше, чем для всех.

Игорь Молдавский, «Детали».
На фото: Томер Авиталь. Фото: Илан Туэг


тэги

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend