«Государственный свидетель — это не всегда козырь»

«Здесь будет много обвинительных заключений». Отставной генерал полиции Аарон Таль в интервью «Деталям» назвал странным предположение, что Либерман мог не знать о деяниях его однопартийцев. В то же время он не уверен в том, что против приближенных премьер-министра удастся выдвинуть обвинения.

Многие законы Израиль получил в наследство от британского мандата. Некоторые  почти без изменений. И специалисты уже не раз высказывали мнение о том, что центральное оружие борьбы за чистоту власти в законодательстве Израиля никуда не годится. Особенно это касается судов и возможностей вынесения приговора высокопоставленным лицам.

Существует, например, статья 284 о нарушении общественного доверия (калька с английского breach of trust). Но ее формулировка настолько невнятна, что адвокаты во многих случаях с легкостью опровергают обвинения, выдвинутые против их клиентов. А это, в свою очередь, снижает мотивацию прокуратуры выдвигать подобные обвинения. Так был оправданы Цахи Анегби по делу о политических назначениях в 2010 году, Ольмерт по делу Талански в 2012 году, и Авигдор Либерман по целому списку дел, возбужденных против него.

Впрочем, в конце концов Ольмерт все же получил по заслугам за дела, связанные с «Ришонтурс» и строительством комплекса «Холилэнд». А сейчас и партийные функционеры НДИ ожидают обвинительных заключений. И все сильнее сгущаются тучи также над нынешним премьером Израиля. Легко ли доводить до приговора столь высокопоставленных граждан?

— Законы работают. Пусть даже они и получены от бритаского мандата. Не будем забывать, что именно англичане более 800 лет тому назад приняли Великую Хартию вольностей, по сути, первую Декларацию прав человека, — утверждает бригадный генерал полиции в отставке Аарон Таль.

— На Ваш взгляд, нынешние скандалы вокруг высокопоставленных чиновников из окружения Нетаниягу получат дальнее развитие?

— Сегодня это похоже на отдаленные раскаты грома, хотя начиналось все как гром и молния! Я помню такие же громкие скандалы, когда казалось, что вот-вот этот человек сядет и получит огромный срок, но в конце концов лопалось дело, как мыльный пузырь.

Так было с банком «Апоалим», обвинялись русские олигархи, которые отмывают какие-то немыслимые суммы, пресса доходила до утверждений, что банк вообще прекратит свое существование. А в результате несколько человек заплатили штраф, а несколько потеряли работу, а банк как стоял, так и стоит.

— А что вы можете сказать о готовящихся обвинительных заключениях против функционеров партии «Наш дом Израиль»?

— В данном случае я совершенно уверен, что будет не менее 20-ти, а то и 30 обвинительных заключений. И странно, что глава партии не знал, что делает его самый доверенный человек. А ведь она подозревается в тяжких преступлениях. Конечно, будут вынесены обвинительные заключения. Но даже если сам он этого не знал, то   это, как говорится на иврите, «произошло во время его дежурства». Это творилось у него под носом, в самом близком его окружении, потому и он тоже несет ответственность за их действия. Может быть, не уголовно наказуемую, но ответственность.

— И появление государственных свидетелей способно ускорить процесс выдвижения обвинения?

— Как раз наоборот. Надо понимать, что поиск государственного свидетеля, который затевает прокуратура с полицией, как правило, объясняется недостатком доказательств по делу. Кто такой государственный свидетель? Это человек, преступивший закон. Он, в первую очередь, будет заботиться о себе. Ведь идя на сделку, он должен оправдать себя раньше, чем выдаст информацию о других виновных. Наличие госсвидетелей — далеко не такой сильный козырь в судебном деле, как это пытаются представить наши СМИ, напротив, это может оказаться битой картой.

Мирьям Кацнельсон, «Детали». Фото: Оливье Фитоуси

Размер шрифта

A A A

Реклама