«Горячая кассета» Нетаниягу – четверть века назад

Это произошло ровно четверть века назад. 14 января 1993 года в студии программы «Мабат» появился депутат кнессета Биньямин Нетаниягу, претендент на пост лидера «Ликуда». Передачу вел Яаков Ахимеир, рядом с ним сидел криминальный репортер Ури Коэн-Ааронов. Последний и задал Биньямину Нетаниягу сакраментальный вопрос: «Была ли у вас интимная связь с другой женщиной?»

Ситуация, по сути дела, беспрецедентная. Начало 1993 года. Задолго до американского скандала с Моникой Левински. Программа «Мабат» – главный и, по сути дела, единственный выпуск новостей на израильском телевидении. Его смотрит, без преувеличения, вся страна. Включая, разумеется, жену. Уже третью – на которой женился всего два года назад. На носу выборы лидера «Ликуда». Где большинство избирателей – вполне консервативные люди. И вот так, перед всеми, в прямом эфире нужно говорить об интимных связях с другой женщиной…

Надо отдать должное Биньямину Нетаниягу. Не пытаясь уйти от ответа, он сразу же признался: «Да, была такая связь. Но это закончилось несколько месяцев назад. Все остальное – мое личное дело. У меня есть долг только перед моей женой, перед моей семьей, и больше ни перед кем. Это было и останется моим личным делом».

Из следующего вопроса Ури Коэн-Ааронова стало ясно, что личные связи перспективного политика стали достоянием общественности из-за того, что некто – до сих пор неизвестно кто – запечатлел их на видеопленку. И угрожал обнародовать эту «горячую кассету» в случае, если Нетаниягу не снимет свою кандидатуру на пост лидера «Ликуда».

«Это было около шести часов вечера, — рассказал Нетаниягу в программе «Мабат». – Раздался телефонный звонок, меня не было дома, я был на предвыборном собрании. Моя жена сняла трубку, и кто-то на другом конце провода начал угрожать, что если я не выйду из борьбы за пост лидера, он опубликует эти материалы. Я хочу, чтобы все поняли, о чем здесь идет речь. Здесь произошло несколько уголовно наказуемых преступлений, здесь нарушены несколько законов. Это и вмешательство в личную жизнь, и незаконное подслушивание, и шантаж. Наказание за эти преступления составляет от семи до девяти лет лишения свободы».

Любопытно, что Нетаниягу сам сообщил средствам массовой информации о существовании «горячей кассеты». По его словам, он сделал это для того, чтобы оставить право выбора за обществом, а не за группой уголовников, действующих мафиозными методами. «Мы знаем, кто стоит за этой попыткой, — сказал Нетаниягу. – Есть в «Ликуде» человек, в окружение которого входят уголовники. Тот, кто занимается шпионажем, подслушиванием и взломом. Он не достоин быть лидером, его место в тюрьме».

Нетаниягу не назвал имя этого человека, хотя все сразу поняли, кого он имеет в виду. Понял это и сам этот человек и потребовал извинений. Нетаниягу принес их, хоть и два года спустя. Этим человеком был, разумеется, Давид Леви. Отношения между двумя политиками испортились еще в ту пору, когда Леви возглавлял Министерство иностранных дел в правительстве Ицхака Шамира, а Нетаниягу был его заместителем.

После того, как в 1992 году «Ликуд» проиграл выборы левому лагерю под предводительством Ицхака Рабина, Шамир покинул пост председателя партии. В «Ликуде» были объявлены праймериз. На пост лидера «Ликуда» претендовали Биньямин Нетаниягу, Давид Леви, Бени Бегин и Моше Кацав. Нетаниягу, тогда молодой и харизматичный политик, выглядел безусловным фаворитом этой гонки. И тогда разразилась история с «горячей кассетой».

Нетаниягу подал жалобу в полицию, но проведенное расследование не принесло никаких результатов. Следственным органам не удалось выяснить, кто звонил по телефону в дом Нетаниягу. Более того, им даже не удалось установить, существует ли в самом деле «горячая кассета» или это был просто шантаж.

На исход предвыборной гонки в «Ликуде» этот скандал не повлиял. Нетаниягу одержал уверенную победу. И вообще, про «горячую кассету» вскоре все забыли. На Израиль надвигались куда более серьезные потрясения – в сентябре 1993 года были подписаны «норвежские соглашения» с ООП, и страна погрузилась в водоворот отчаянной политической борьбы и террора. Перед выборами 1996 года партия Авода попыталась напомнить избирателям, в первую очередь, религиозным, о скандале с адюльтером. Но это не помогло. Движение ХАБАД развернуло кампанию в поддержку лидера «Ликуда» под лозунгом «Нетаниягу – это хорошо для евреев». По мнению многих экспертов, этот лозунг сыграл не последнюю роль в победе «Ликуда» на выборах. Нетаниягу стал премьер-министром.

А «другая женщина» – специалист в области маркетинга по имени Рут Бар – живет сегодня в Петах-Тикве. Она – владелица компании, занимающейся «раскручиванием» различных торговых марок. На просьбы журналистов рассказать что-нибудь об истории с «горячей кассетой» Рут Бар неизменно отвечает отказом. Но в списке клиентов, опубликованном на сайте ее компании, можно найти имя Биньямина Нетаниягу.

Борис Ентин, «Детали». Фото: Эяль Туаг

тэги

Реклама




Send this to a friend