«Голодомор был геноцидом, кнессет должен это признать»

Депутат Акрам Хасон призвал коллег по кнессету признать голодомор на Украине 1932-33 годов актом геноцида, и рассказал»Деталям», почему решил привлечь внимание израильтян к этой теме.

В законопроекте, который подал Хасон (Кулану), говорится, что голодомор был спланирован «советскими властями с целью нанести удар по украинскому народу и украинской национальной идентичности».

— Три месяца назад я был гостем Верховной Рады. Приехал в Киев в составе израильской парламентской делегации, — рассказывает Акрам Хасон. — Мы встречались с членами парламентской ассоциации украино-израильской дружбы, в нее входят 130 депутатов Рады. И они мне предложили посетить музей голодомора. Не зная, о чем речь, я согласился. Я был единственным из всей нашей делегации, кто туда пошел.

В музее я встретил группу солдат, которые были, по-видимому, на образовательных курсах. Присоединился к ним и бродил более двух с половиной часов по залам. Мне переводили, я видел документы и фотографии, отразившие весь этот ужас.

Этот музей напоминает музей Катастрофы. Там есть парк с монументом памяти людей, которых заморили голодом в 1932-33 годах. Для меня все это было новым, и я решил, что люди должны знать о том, что тогда случилось. Стал изучать вопрос, узнавать, что происходило при Сталине в Советском союзе — и понял, что проводилась политика намеренного умерщвления голодом. Со своими правилами, с участием солдат и чиновников, которые были туда отправлены. Так умерли более 3 млн. человек, а некоторые считают, что погибших было около 10 миллионов.

Во время визита в Украину. Фото предоставлено Акрамом Хасоном.

Я также познакомился с трудами на эту тему некоторых израильских исследователей, из иерусалимского и тель-аивского университетов. Читал, что думают про эти события в США, в Канаде, в Австралии.

Ватикан признал эти события актом геноцида, четыре бывшие советские республики тоже. И мне кажется, что мир должен знать об этом. Я не украинец, не новый или старый репатриант, я не еврей — так что меня никто не может обвинить в какой-то заинтересованности. Но я человек, который воспитывался в Государстве Израиль, и мое воспитание не позволяет мне принимать спокойно такие ужасные вещи.

Раньше я не был знаком с этой частью мировой истории, но знаю историю Катастрофы. Я ездил в Дахау и в Освенцим, и до сего дня воюю с теми, кто не солидаризируется с жертвами и не признает Кватастрофу. Поэтому мне кажется, что моральный долг Израиля — признать эти исторические события не только массовым голодом, это мы признали. Но признать голодомор актом геноцида.

Есть те, кто хочет перевести этот вопрос в плоскость конфликта между Россией и Украиной из-за Крыма. Я не собираюсь вмешиваться в их спор. Меня он не интересует, меня волнует человеческая жизнь. Подобная трагедия не должна повториться.

— То есть вы отвергаете обвинения, которые увязывают ваш законопроект с проведением определенной политической линии? Это только ваш личный подход к истории?

— Я не занимаюсь проукраинской или антироссийской политикой. У меня хорошие связи и с Украиной, и Россией, хорошие контакты с представителями разных бывших советских республик. У меня нет политической точки зрения на их взаимоотношения и нет там бизнес-проектов. Это неверные, безответственные, неуважительные обвинения.

Я думал, что представители России скажут: это было не при нынешней российской власти, это в прошлом, но мы учимся на ошибках прошлого… А вместо этого начинают искать какой-то политический подтекст в моих действиях. Не стоит даже комментировать это, мне просто стыдно за тех, кто так говорит и пишет.

— Никто не говорит, что голода не было. И данные о трех с половиной миллионах человек, скончавшихся от голода, принимаются большинством исследователей. Однако спор о том, было ли это сделано намеренно или произошло вследствие стечения обстоятельств, ведется по сей день. И не все историки, даже украинские, убеждены в том, что осуществлялся спланированный геноцид. Что на доводы о том, что умертвить голодом пытались лишь украинский народ, можно сказать, что и евреи, которые жили в различных областях Украины, страдали от голода точно так же, как их украинские соседи. Примеров тому можно найти достаточно.

— Все верно, поэтому я и проверял все в течение трех месяцев. И в Казахстане тоже многие люди из-за этого погибали от голода. Историки не отрицают, что Советы выпустили особые законы в отношении Украины. Они изменили всю структуру сельского хозяйства, превратив его из частного в общественное, а тех, кто противился, убивали и морили голодом. Туда отправили тысячи солдат и чиновников. Происшедшее не было природной катастрофой.


Одни хотят выслужиться, другие бояться об этом говорить. И государство Израиль не должно сидеть сложа руки, чтобы угодить в этом вопросе русским, или кому-то другому. Я еще раз повторяю: ничего не имею против русского народа, и не принимаю сторону украинского — я израильский гражданин, друз, не еврей. Меня беспокоит моральный аспект этого вопроса. Такое не должно повторяться.


— Каковы шансы на то, что ваш законопроект пройдет? Израиль ведь весьма осторожен в таких ситуациях. Например, геноцид армянского народа Израиль отказывается признавать по разным причинам – так почему же вы считаете, что именно украинская история будет принята?

— Если мой законопроект пройдет, то он усилит демократию в Израиле и подчеркнет важность человеческой жизни. Если нет — ляжет еще одним черным пятном на нашу историю, в которой государство склонилось в угоду кому-то другому.

Вот Эрдоган не жалеет Израиль, а мы молчим. Вот Россия 25 января, меньше месяца назад, проголосовала против нас по вопросу Иерусалима на сессии ПАСЕ в Страсбурге , тогда как украинцы заняли более взвешенную позицию. Я вновь подчеркиваю — никто нас не жалеет. После недавнего решения ООН мы увидели, кто с нами, а кто против нас. Желание угодить Путину не добавляет нам почета.

Я чувствую огромное удовлетворение от того, что поднял этот вопрос на повестку дня кнессета. Человеческая жизнь превыше всего. Я от своего шага не отказываюсь, несмотря на то, что меня уже подверг критике Либерман. Но он меня не представляет, у меня есть совесть, я изучил этот вопрос серьезно, и потому решил подать этот законопроект.

Олег Линский, «Детали».  Фото: Михаль Фаталь. На фото: Акрам Хасон

тэги

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend