Гидеон Саар: «Россия и раньше действовала без оглядки на Израиль»

Прогнозируя для «Деталей» возможный итог встречи Нетаниягу и Путина, Гидеон Саар, экс-министр внутренних дел, входивший в 2009-2013 годы в правительственный кабинет по безопасности, сказал:

— Вероятно, нам вновь придется рассчитывать исключительно на себя. Прежде всего, я хочу пожелать главе правительства удачи. Я надеюсь, что его встреча с президентом Путиным окажется успешной для интересов Израиля. — говорит Саар. — Но до сего дня мы не видели, чтобы Россия задумывалась об израильских интересах — ни в сирийском вопросе, ни в палестинском. Несмотря на то, что контакты между нашими государствами осуществляются на самом высоком уровне, по сирийскому вопросу. А теперь вот и в российско-американском соглашении по Южной Сирии тоже не были учтены интересы Израиля. Потому я полагаю, что нам придется полагаться только на себя одних во всем, что относится к происходящему в Сирии.

— Можно ли оценить, насколько высоки наши шансы добиться хотя бы незначительного успеха на этой встрече? Если даже наш ближайший союзник, США, не повернулись в нашу сторону, то с чего бы России заботиться о наших интересах?

— Я только говорю, что, когда Иран размещает силы близ наших границ и связан также с попытками производства оружия, действуя против нас на территории и Сирии, и Ливана, в такой ситуации Израиль должен определить сам для себя, что считать теми «красными линиями», которые мы не позволим переступить. Потом понять, удастся ли защитить эти «красные линии» дипломатическими усилиями, и если нет — придется полагаться на собственные силу и возможности.

— Не может ли быть, что Путин взамен на уступки Израилю попросит что-то взамен? Например, чтобы Нетаниягу попросил у Трампа уменьшить санкционное давление на его страну. В этом случае, мы можем быть посредником в этом вопросе?

— Сомневаюсь, что мы это сможем, что такая задача выполнима. К моему сожалению, стратегия США в отношении Сирии и во время правления Трампа осталась неопределенной. Пусть даже несколько месяцев американцы нанесли удар с воздуха по Сирии, из-за последнего случая использования Асадом химического оружия. Но в целом их позиция неясна. И я полагаю, будет правильно сказать, что США до сих пор отводит Сирии, на практике, роль игровой арены, на которой действуют Россия, Иран и Хизбалла. В подобной ситуации, конечно, нам надо предпринять все возможные дипломатические усилия, и в общении с Россией, и в контактах в США. Но исходя из опыта, я предполагаю, что в конечном итоге Израилю придется действовать одному, защищая свои интересы.

— Хватит ли у нас на это сил, и может ли ситуация ухудшится настолько, что наши военные перестанут координировать свои действия в Сирии с российской армией?

— До сих пор мы действовали в Сирии, невзирая на факт российского присутствия там, осуществляя с россиянами лишь тактическую координацию, чтобы избежать столкновения. Я приведу один пример — если кто-то попробует поставить в Сирию определенные виды вооружений, более современных и создающих угрозу для Израиля, а мы примем решение атаковать его, не думаю, что Россия вмешается. Может быть, на уровне заявлений, но не на практике. Мне кажется, стоит, чтобы Россия знала и понимала, что именно Израиль определил для себя «красными линиями».

— Вы полагаете, что Нетаниягу и Путин заняты как раз этим, определением, где проходят эти линии? А прежде их не было?

— Конечно, были. Но ситуация на местах меняется, по двум направлениям. — Иран закрепляется на границах Израиля и хочет модернизировать, улучшить уровень оснащения своих сил и в Сирии и в Ливане. Ведь будем помнить и о том, что Иран в эти дни действует в Ливане, пытаясь наладить производство точных ракет дальнего радиуса действия, для Хизбаллы. С этим Израиль не сможет смириться, потому что, получив новое оружие, Хизбалла окажется способна нанести нам серьезный ущерб. То есть в Сирии и Ливане динамика развития ситуации сейчас в целом негативна для Израиля. Мы должны предотвратить это.

— А что, реально убедить Путина уговорить Асада или иранцев не действовать в этом направлении?

— Путин заинтересован сохранить Асада у власти. А Израиль заинтересован предотвратить открытие нового, дополнительного фронта на Голанах, и не допустить появления у Хизбаллы оружейных систем, которые могут всерьез нам угрожать. Пока есть некий баланс, а Хизбалла и Иран действуют за Асада плечом к плечу с Россией. Не исключено, что существует возможность предотвратить развитие определенных процессов. При условии, если мы сами будем точно знать, чем не готовы поступиться, и будем твердо на этом стоять.

Эмиль Шлеймович, «Детали». Фото: Томер Аппельбаум

Размер шрифта

A A A

Реклама