Фото: Danish Siddiqui, Reuters

Герцлия-2018: как усмирить Иран

Герцлийская конференция в этом году проходит как бы под двумя разными лозунгами — ивритский можно перевести, как «Затишье перед бурей: Израиль между стабильностью, переменами и столкновениями». Англоязычный звучит помягче: «70 лет независимости: Израиль в критических обстоятельствах».

Из этих критических обстоятельств два — ключевые: Иран, как внешняя угроза, и палестинцы — внутренная. В дискуссии по теме «Израиль и Иран на пороге конфронтации» участвовали, среди других, Эллиот Абрамс — бывший заместитель советника по национальной безопасности при президенте Буше; Гэри Сеймур — в прошлом координатор администрации президента США по вопросам контроля над оружием массового уничтожения; Сима Шейн — бывший зам.гендиректора израильского Министерства стратегического планирования; и сам председатель герцлийского форума, в прошлом — высокопоставленный сотрудник армейской разведки, Министерства обороны и координатор правительственной деятельности на территориях, генерал запаса Амос Гилад.

Все эти люди ныне возглавляют те или иные ведущие мозговые центры по вопросам Ближнего Востока. Вот выводы, к которым в итоге пришли большинство этих экспертов:

  • Обмен ударами между сторонами будет продолжаться, но полномасштабной войны на горизонте нет. Данная ситуация не имеет военного решения — то есть даже если столкновения продолжатся, сторонам все равно придется искать политическое решение.
  • Россия должна вмешаться в конфронтацию и быть посредником. Не в ее интересах открывать еще один фронт. Россия уже имеет опыт фактического военного столкновения с Израилем, и он был не очень удачен. Это не значит, что она боится Израиля, но новая конфронтация в Сирии для нее неэффективна, в то время как от посредничества она может выиграть.
  • Скорее всего, иранцы будут наносить ответные удары либо посредством БПЛА, либо через «Хизбаллу», либо КСИР попытается организовать теракты против израильских объектов. Однако иранцам важнее сохранить режим, чем втягиваться в новое столкновение.

Есть ли надежда, что санкции приведут к изменению режима в Иране? Большинство экспертов считает, что не сейчас. Иранцы с их тысячелетней историей слишком тщеславны, чтобы пойти на попятную под иностранным давлением. Но в обозримой перспективе, через 10-15 лет, это не исключено.

Несмотря на мощную военную машину, могущество Ирана покоится на слишком слабой экономической базе, чтобы считать его сверхдержавой, не зависящей от внешних связей. Некоторые участники обсуждений проводили параллели между Ираном и Советским Союзом, который в итоге рухнул под грузом экономических проблем.

Вполне вероятно, что недовольство молодежи и нацменьшинств приведёт к смене режима и в Иране тоже. Однако Иран — это не Северная Корея, которую США могут принудить к полному отказу от ядерных амбиций.

Что же можно сделать, чтобы избежать или минимизировать риск конфронтации? Большинство экспертов полагает, что нельзя изменить Иран, но можно изменить обстановку в регионе. Крайне важно уменьшить внутреннюю угрозу и снизить напряжение на палестинской арене. Это необходимо сделать, даже если придётся идти на переговоры с ХАМАСом.

Необходимо также укреплять связи с арабскими странами, причем не только в военной области, но и в экономической и культурной. Особенно с теми, кто претендует на роль региональных сверхдержав — Египтом и Саудовской Аравией. Эллиот Абрамс особо подчеркнул, что связь с США остается главным преимуществом Израиля, несмотря на всю важность России. Необходимо также привлекать на свою сторону европейцев. Это не так легко сделать, но их влияние нельзя игнорировать. А также, по возможности, искать связь с иранскими общественными деятелями и представителями молодежи, не отождествляя весь иранский народ с режимом аятолл.

Владимир Поляк, «Детали»
На фото: президент Ирана Хасан Рухани. Фото: Danish Siddiqui, Reuters.


Читайте также:

Герцлия-2018: Битва за новый мировой порядок начинается сегодня


Реклама





Send this to a friend