Фото: Mohammed Salem, Reuters

Где хоронят террористов

Иерусалимский окружной суд принял решение, согласно которому семьи террористов, погибших во вторую интифаду, смогут получить информацию о месте их захоронения. В интервью «Деталям» доктор юридических наук, адвокат Тали Тамарин рассказала, что суд не внял возражениям полиции, представитель которой предупреждал, что эти могилы станут местом паломничества для террористов: здесь начнут проводить ежегодные церемонии поминовения, с призывами к отмщению и массовыми беспорядками, как это неоднократно случалось в прошлом.

Алаа Слиман Захад Маршуд — террорист-смертник, который подорвался возле джипа пограничников в 2002 году; Диаа Дамиати, погибший в октябре 2002 года в столкновениях с полицией в районе Тайбе; Даргам Закарана был убит во время теракта на КПП Ар-Рам в 2002 году. Их семьи уже много лет требовали через суд, чтобы тела были переданы им для захоронения, либо предоставлена информацию о местонахождении могил — если тела уже преданы земле. Теперь, по решению суда, государство обязано рассекретить места их захоронения.

Адвокаты трех семей обосновали иск законом о свободе информации. В ходе прокурорской проверки оказалось, что записи в институте судебно-медицинской экспертизы Абу-Кабир не соответствуют действительности. Была проведена проверка ДНК, которая показала, что в указанных могилах похоронены совершенно другие люди, не имеющие к истцам никакого отношения. Тем не менее, судья Одед Шахам предписал государству до конца апреля передать семьям всю информацию, все документы – без купюр и цензуры, о месте захоронения.

— До сего дня все доводы государства по вопросам безопасности аргументировались фактическими прецедентами. Так было и в этот раз. В большинстве случаев могилы террористов используются для подстрекательства к террору. Судами эти доводы принимались почти безапелляционно. Но сейчас обнажился конфликт между судебной и исполнительной властью. Ведь исполнительная власть может подкрепить свою позицию необходимостью выполнения своих функций. В данном случае – необходимостью обеспечить безопасность граждан, — сказала адвокат Тали Тамарин в интервью «Деталям».

Следует оговорить, что наша беседа с адвокатом Тамарин носила сугубо общий характер, поскольку само судебное решение еще не опубликовано. Впрочем, нет и запрета на публикацию.

— Доводы полиции звучали очень убедительно, и я не увидела серьезных контраргументов. То есть, доводы об угрозе безопасности граждан не были опровергнуты — их просто не приняли в расчет, — пояснила адвокат Тали Тамарин. — Я посмотрела историю судебных решений конкретно по этим семьям, которые были приняты судьей Шахамом в Иерусалиме. В Абу-Кабире провели эксгумацию и экспертизу ДНК, по результатам которой было установлено несоответствие ДНК родственников, от имени которых подан иск. Тем не менее, суд решил передать данные именно этого конкретного места. Там было административное нарушение, в котором некого винить, потому что в Израиле нет структуры, ответственной за сбор и хранение данных о могилах террористов. Данные были утрачены из-за того, что была расформирована некая похоронная компания.

— Административное ли это дело, и кто является ответчиком?

— Да, административное. И ответчика определили истцы, а суд не высказал возражений. Ответчиком выступала полиция Израиля. Но полиция не ведает информацией о захоронениях. С моей точки зрения, у суда, как минимум, должно было возникнуть сомнение по поводу того, что иск предъявлен не надлежащему ответчику. И только на этом основании иск мог быть отклонен.

Теоретически, ответчиком по данным искам должно выступать некое ведомство, которое концентрирует вопросы захоронения лиц, совершивших преступления на территории государства Израиль, против безопасности государства Израиль, и которые не являлись гражданами государства Израиль. Я так обозначаю контуры этого иска. Выяснилось, что такого ведомства не существует.

— А что гласят правовые прецеденты?

— Есть направляющее прецедентное решение Верховного суда о том, что уважение к умершему — это составляющая основных прав человека, оно не связана с тем, что совершил умерший при жизни. Это — позиция Верховного суда. Уважение к телам умерших, какие бы ужасные преступления они ни совершили при жизни. Это никак не связано.

Но может ли рассматриваться такой иск через призму закона о свободе информации? С моей точки зрения, закон о свободе информации мог бы распространяться на этот иск лишь в том случае, если бы существовал ответственный орган. Мы опять возвращаемся к проблеме с ответчиком.

— Вы думаете, что государство подаст апелляцию в Верховный суд?

— Есть основания для пересмотра дела. С одной стороны, решение суда базировалось на принципе уважения к мертвым. Суд признал права близких на память о покойном. С другой стороны, экспертиза показала совершенно однозначно, что там захоронены другие люди. То есть, возникают вопросы об уважении к правам других семей.

Поэтому, с юридической точки зрения, данное судебное решение является  если не абсурдным, то, как минимум, спорным. Опять же, мы говорим лишь в общем ключе, материалы дела пока не опубликованы. Но фактически истцы должны получить информацию о могилах посторонних людей, требовать которую они не могут. Потому что это — нарушение того самого принципа, который пытался отстоять суд.

Цви Зильбер, «Детали». Фото: Mohammed Salem, Reuters

тэги

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend