Новые факты о «домашней газете» Нетаниягу

Как ни странно это прозвучит, но именно Мири Регев — одна из самых близких и самых громогласных защитниц премьер-министра — несколько лет назад помогла ему выйти на дорожку, которая привела его сегодня в кабинеты следователей по делам 2000 и 4000.

Одержимое желание Нетаниягу принудить прессу к лестным комментариям в свой адрес зародилось в 2010 году. Именно тогда на повестку дня кнессета впервые был внесен законопроект, способный ограничить возможности бесплатной газеты «Исраэль ха-йом» — которую в народе сразу прозвали «Бибитоном» (газетой Биби), то есть газетой, которая обслуживает Нетаниягу.

В то время издатель»Йедиот ахронот» Нони Мозес и бывший издатель газеты «Маарив» Офер Нимроди испытывали серьезные трудности — финансовые показатели их изданий оставляли желать лучшего после того, как на рынке появилось новая бесплатная газета. Она не только лишила их части доходов от продаж, но и пыталась откусить кусок от рекламного пирога. Потому эти двое, не задумываясь, мобилизовали на защиту своих интересов депутатов кнессета.

В тот момент не все в правом лагере думали, что лояльность Нетаниягу позволит им сохранить власть. Многие были заинтересованы в теплых отношениях с прессой, а не с ним. Они хотели, чтобы их самих любили в «Йедиот ахронот» и «Маарив» — на фоне единоличного присутствия Нетаниягу в «Исраэль ха-йом».

Тогда Регев была в кнессете новичком и искала возможность выделиться. Именно она вместе с покойной Мариной Солодкиной («Кадима») и Давидом Ротемом (НДИ) подготовила законопроект, запрещающий реализацию любого товара по цене, составляющей менее 50 процентов от его производства или затрат на его распространение. Подлинная цель была ясна: ликвидировать бесплатное распространение «Исраэль ха-йом».

Потом обсуждались и отвергались другие версии законопроектов, способных ограничить возможности «Исраэль ха-йом». Так Нетаниягу в какой-то момент оказался в ситуации, когда ему пришлось тратить время, отбиваясь от предложений из собственной партии и правого лагеря.

«Все знают, что я решительно выступал против закона «Исраэль ха-йом», который другие придумывали и инициировали задолго до выборов 2013 года, — написал потом Нетаниягу в своем «Фэйсбуке». — На протяжении долгих месяцев я не допускал, чтобы этот закон был вынесен на предварительное голосование. Когда же оно состоялось, я проголосовал против, вместе с группой депутатов кнессета от «Ликуда»… А когда закон прошел, с внушительным большинством, я распустил правительство и пошел на выборы — из-за подрывной деятельности, которая велась в правительстве, чтобы провести этот закон. Также всем известно, что, формируя после выборов новое правительство, я внес в коалиционные соглашения пункт, предотвращающий возможность продвигать подобное законодательство».

Нетаниягу говорит о пункте, гласящем, что только он будет принимать решения по реформированию рынка масс-медиа. Когда позже его спросили, почему он забрал это себе, он ответил: он — единственный, кто может устоять перед СМИ, тогда как его коллег те могут склонить на свою сторону. «Я понимаю, что у политиков может возникнуть желание понравиться тем или иным СМИ, которые стремятся сохранить свою монополию на то, что именно публика сможет смотреть и читать. Именно по этой причине я забрал себе портфель министра связи — потому что я могу выдерживать давление, оказываемое прессой. Только я могу выдерживать это давление и эти нападки», — заявил Нетаниягу в 2016 году, в ходе дебатов о будущем общественного вещания.

Подобное восприятие в конечном итоге и привело Нетаниягу к «делу 2000» (о попытке сговора с издателем «Йедиот ахронот» Нони Мозесом) и к «делу 4000» (о льготах владельцу телекоммуникационной компании — в обмен на позитивное освещение в принадлежащем ему издании). Оно же, в определенной степени, проявилось и в «деле 1000» (о противозаконных подарках от совладельца 10-го телеканала и попытке приобрести часть 2-го телеканала).

За годы, которые минули с тех пор, Мири Регев успела стать приближенной Биньямина Нетаниягу и его супруги Сары, и даже заняла пост министра культуры. Резонно предположить, что сегодня она уже не осмелилась бы держать законопроект, способный причинить Нетаниягу даже малейший ущерб. Но с тех пор под инициативой, направленной против газеты Шелдона Эдельсона, стоит ее подпись. И боязнь Нетаниягу, что политики смогут нанести ущерб его «домашней газете», стала тем поводом, который свел его с ума в вопросе отношений со СМИ.

Он потерял осторожность и способность анализировать ситуацию в тот момент, как увидел попытки депутатов уничтожить самую популярную газету в стране. Он стал подобен футболисту, которого провоцируют соперники, а он в ответ пинает их по ногам, за что судья выводит его из игры. Впрочем, Нетаниягу все еще не покинул поля. Пока еще он спорит с судьей — и кто знает, сможет ли он уговорить его убрать красную карточку?

Сами Перец, The Marker. Фотоиллюстрация: Даниэль Чечик


Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend