Гарри Каспаров: «Диктатору нужен плебисцит»

Знаменитый шахматист, глава международного совета Фонда защиты прав человека Гарри Каспаров рассказал «Деталям», чего ждать от президентских выборов в России и как к ним следует относиться.

— Меняется ли что-то в российской политической жизни в последние годы?

— Я бы с осторожностью использовал слово «политика» применительно к России. Ведь когда мы говорим «политика» в отношении Израиля или Америки, или Франции, то подразумеваем некий набор действий и правил, которые и создают в комплексе политический процесс. А в России уже в первый срок правления Путин практически все эти тормоза и противовесы были разрушены.

Конечно, если смотреть на тенденцию с 2005 по 2018 год, то заметно очевидное ухудшение. Но отрицательный результат – тоже результат. Он, на самом деле, показал полную несостоятельность всех тех лидеров и политических организаций, которые твердили нам – и, кстати, продолжают твердить! – что надо всего-навсего найти правильный алгоритм взаимодействия с режимом и менять его изнутри. Мы, по существу, расплачиваемся сейчас за то, что значительная часть российской либеральной оппозиции поддавалась и, к сожалению, даже сейчас продолжает поддаваться на эти скомпрометировавшие себя уловки, опасаясь чего-то худшего.

Около 10 лет назад велись большие споры о том, может ли в Россию прийти фашизм. И наши так называемые «либеральные» оппоненты кричали: коалиции, которые вы создаете с разными «нелиберальными» организациями, чреваты тем, что в России настанут страшные времена и на выборах победят страшные фашисты. Но мы же знаем, кто победит на выборах, сколько они набирают на выборах! В Украине тоже нам твердили о «страшных фашистах».

А мы утверждали, что фашизм придет с Путиным. Потому что рано или поздно любой диктатор начинает нуждаться во врагах. И все несогласные внутри страны превращаются в «пятую колонну» и предателей, а остальной цивилизованный мир объявляется врагом, с которым надо бороться. Поэтому трансформация однопартийной системы в единоличную диктатуру с элементами фашистской идеологии – неизбежна. Включая как сугубо идеологические моменты, так и агрессивную внешнюю политику, нападение на соседние страны.

По-моему, теперь понятно, кто был прав в том споре. И, тем не менее, даже сейчас, на этих так называемых выборах, в этом фарсе мы все равно видим значительную группу людей, которые продолжают рассуждать теми же категориями: «мы создаем новую партию», «мы где-то участвуем». Назовем это издержками электорального мышления.

— Но сейчас людей убеждают идти на выборы, говоря, что иначе они лишь помогут власти получить желаемый результат…

— Это уже просто оскорбительно для интеллекта. Любому видно: администрация в России делает все, что угодно, чтобы повысить явку. Это главная задача. Другой задачи у них вообще нет, кроме как повысить явку. А те, кто говорят «если вы не придете, ваш голос украдут» — все, что им от вас нужно, так это чтобы вы появились на участке. Поставили свою подпись, а дальше они все равно все подтасуют. Но явка – во-первых, единственное, что хоть как-то проверяется, а во-вторых, те цифры, которые в действительности их тоже волнуют.

Диктатору нужен плебисцит. Это же не выборы – это плебисцит! Придите и признайте право власти проводить выборы. А я не признаю права власти проводить выборы, и все! И вот это – очень важный момент. Мы не признаем их законными. Как только вы признаете их законными — вы сразу признаете и много других вещей. Не получится так, что одно я признаю, а другое — нет. Либо вы признаете право Кремля проводить выборы по своим правилам, а Эллы Панфиловой – считать, как она хочет, либо вы этого не признаете. А искать середину, промежуточную позицию, надеясь на то, что Кремль выдаст вам какие-то проценты и позволит зарегистрировать партию – это просто предательство тех идеалов, за которые они, якобы, ратуют.

Впрочем, я не считаю это предательством, потому что никогда не считал, что ту же Ксению Собчак хоть с какой-то стороны интересовала российская демократия. Точно также, как была ельцинская семья, теперь есть путинская семья, не обязательно напрямую связанная кровными узами. Это, на самом деле, часть довольно большого политического истеблишмента в России, который заинтересован в сохранении статус-кво.

Другое дело, что сам этот статус сегодня начинает меняться в худшую сторону – поэтому важно поддержать репутацию режима. Как Горбачев говорил про «социализм с человеческим лицом», так теперь они пытаются сделать «путинизм с человеческим лицом». Но мы-то понимаем, слушая его выступления и глядя на эти видео, что этот режим является уже главной опасностью для человечества.

— А существует хотя бы теоретическая вероятность, что страны Запада не признают результатов таких выборов?

— Что не признают – этого, я думаю, ждать не приходится. Но принципиальным является – поздравят или нет. На самом деле молчание может быть достаточно красноречивым. Посмотрим, кто как себя поведет. Такая вероятность выросла в последние пару недель…

— После Великобритании?

— В этом случае мы впервые увидели достаточно солидарную позицию западных стран без всяких оговорок «может быть», «надо проверить…» Эти слова уже не используются ими.

— После случившегося в Великобритании можно ли ждать реальных санкций? Потому что люди, которые сегодня под них попали, усмехаются – дескать, подумаешь, есть одна страна, в которую я не смогу приехать, но и других много…

— Во-первых, не одна страна – кроме США, это еще и Канада, и прибалтийские страны. Все, что нужно – чтобы Европа приняла «закон Магнитского». А дальше пусть ездят — в Венесуэлу, в Иран, в Гамбию…

— А Европа примет такой закон?

— За это надо бороться. Сегодня Европа к этому не готова. Но хватило бы и Англии, на самом деле. Одно это было бы тяжелейшим ударом. США, Канада и Великобритания – это уже неприятно, да и Франция сейчас не очень гостеприимна для этих олигархов. Гнуть пальцы они могут сколько угодно, но на самом-то деле нужных стран не так уж много, поэтому не надо баек про «поеду куда угодно». Ну, поезжайте, пожалуйста, вот — Африка, Азия, Латинская Америка. Но они-то хотят не туда! Мы же знаем, куда они едут… Потому вопрос в том, будет ли политическая воля. Последние действия Путина создают для этого предпосылки.

— А если он станет вести себя мягче?

— Он не может. Потому что это – наклонная плоскость, и по закону физики она имеет только одно направление движения. Причем с увеличивающейся скоростью. Законы физики никто не отменял, потому его действия во многом предсказуемы. Как действия любого диктатора, который доходит до определенной черты, а дальше уже вынужден обстоятельствами идти по этой дороге. Так это устроено: неизбираемый лидер должен постоянно доказывать, что он самый крутой. А так как Путину воевать с НАТО все-таки не с руки, то он будет делать самые разнообразные гадости, только в большем объеме.

Эмиль Шлеймович, «Детали».

тэги

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend