Гади ЗОАР: «Скандал вокруг Трампа сильно раздут. Информация, которую он передал Лаврову, могла прийти из Иордании»

Гади Зоар – бригадный генерал запаса; в недавнем прошлом – начальник отдела по борьбе с террором в армейской разведке (АМАН) и глава гражданской администрации Иудеи и Самарии. Основатель и глава компании Netacs Security. Мы попросили его прокомментировать недавний инцидент, произошедший возле деревни Хавара в Самарии, а также скандал вокруг передачи Трампом главе российского МИДа Лаврову секретных сведений полученных от Израиля.

— Насколько правильно, на ваш взгляд, действовал житель поселения Итамар, когда открыл огонь по толпе палестинцев? Не придется ли нам стать свидетелями «второго процесса Элиора Азарии»?

— Я не знаю всех подробностей инцидента, но если человек, особенно житель поселения Иудеи или Самарии, чувствует опасность для жизни, у него есть право применить оружие. При этом он должен стараться избежать человеческих жертв, а если это не удалось, тогда начинается расследование. Если в ходе следствия будет установлено, что он и в самом деле защищал свою жизнь, то ему ничего не грозит, так как для этого ему и дали оружие. Если же он стрелял только потому, что ему просто хотелось убить арабов, то, разумеется, он пойдет под суд. Я убежден, что оружие в случае опасности применять необходимо, но лучше, если его применение заканчивается ранением, а не убийством.

— Как лично вы восприняли публикации о том, что президент Трамп в беседе с главой российского МИДа выдал ему секретную информацию, полученную от Израиля? Он действительно мог нанести ущерб безопасности Израиля и подвергнуть опасности жизнь нашего агента?

— По этому вопросу нельзя сказать ничего определенного. Мы точно не знаем — и хорошо, что не знаем — ни того, в чем заключалась информация, которую Трамп, якобы, передал Лаврову, ни подлинного источника этой информации. Она могла прийти не только от нас, но и от иорданцев.

Сегодня о том, что делается в руководстве ИГ, благодаря своей агентуре, неплохо осведомлены спецслужбы сразу четырех стран – Иордании, Саудовской Аравии, США и, само собой, Израиля. Между этими спецслужбами постоянно осуществляется обмен информацией, это позволяет составить целостную картину происходящего. И если президент Трамп действительно выдал часть из этой информации, доверенной ему, то это и в самом деле безответственный поступок.

С другой стороны, я не думаю, что утверждения о том, что тем самым он подверг опасности жизнь нашего или какого-то другого агента, соответствуют действительности. На мой взгляд, это явный перебор. Следует понять, что информация об ИГ частично добывается с помощью агентов, а частично – путем прослушивания. На основе одной отдельно взятой информации практически никогда нельзя определить ее источник, так что не думаю, что жизни нашего агента – если он существует – что-либо угрожает. Не стоит так перебарщивать.

— У вас не возникло ощущения, что как раз наоборот: это публикации в американских СМИ могут привести к провалу разведчика? То, что Трамп сказал Лаврову, могло остаться известным лишь российских политикам и разведке. Теперь же об этом знает весь мир…

— С самого начала было ясно, что эти публикации продиктованы отнюдь не заботой о безопасности Израиля. Они — следствие тех дрязг, которые продолжают сотрясать внутреннюю политику США. В этой стране многие по-прежнему не могут смириться с победой Дональда Трампа. Поэтому ищут любую возможность нанести по нему удар и часто делают из мухи слона.

Если вы обратили внимание, никакой официальной реакции Израиля на эти публикации не последовало. Но у нас отличные взаимоотношения с американскими коллегами, и я уверен, что сейчас наши спецслужбы без лишнего шума ведут тщательную проверку данного инцидента.

Но никто не спорит с тем, что следует беречь свои источники информации и что политики, которым секретная информация доверена, должны быть осторожны, так как порой за ее утечку придется платить жизнями агентов.

— Все случившееся как-то повлияло на отношение к Дональду Трампу?

— Трамп остается для меня загадкой. Мы пока не можем однозначно сказать, идет ли речь о президенте, который может привести к серьезным позитивным подвижкам на международной арене, или об авантюристе, который сумел усесться в такое высокое кресло, но не знает, что теперь делать и превращает свой пост в клоунаду. Этот вопрос значительно прояснится после того, как можно будет подвести итоги визита Дональда Трампа на Ближний Восток. Понятно, что у этого визита три основные цели. Экономическая – заключить колоссальные сделки с Саудовской Аравией, геополитическая – создание международной коалиции как против ИГ, так и против Ирана, и в области государственной политики – добиться сближения Израиля и палестинцев. Все три цели на самом деле тесно взаимосвязаны, и я думаю, что для их достижения от Израиля потребуют заплатить определенную цену. А мы посмотрим, насколько Трамп готов играть интересами Израиля ради сближения с арабским миром. Словом, президент США сдает сейчас очень непростой экзамен.

 

Петр Люкимсон, «Детали». Фотография предоставлена Гади Зоаром

Размер шрифта

A A A

Реклама