ФАТХ будет править на земле, ХАМАС – под землей

Понимая, что положение жителей Газы наносит ущерб его популярности, ХАМАС готов отказаться от административной власти над сектором, но не сложит оружие, пока не закончится оккупация.

Сотни жителей города Газы собрались на площади Неизвестного солдата, чтобы отпраздновать примирение между ФАТХом и ХАМАСом. Палестинские и международные арабские ТВ каналы передавали эти празднования в прямой трансляции.

Многие из собравшихся говорили, что они ждут немедленных перемен, причем не в национальной, военной или стратегической сферах, а в их повседневной жизни: регулярной подачи электричества, медицинского обслуживания, трудоустройства и свободы передвижения.

Палестинцы, как на Западном берегу, так и в Газе, понимают, что праздновать примирение в широком смысле слова рано, как и говорить о национальном и стратегическом единстве. Многим оно представляется компромиссным решением между двумя организациями, принятым под мощным давлением Египта на фоне кризиса, который ставит под вопрос надежды на создание независимого палестинского государства.

Лидеры ХАМАСа понимают, что невозможность решать проблемы повседневной жизни в Газе и санкции, наложенные администрацией ПА, наносят ущерб популярности организации. Готовность к переменам исходит от самого лидера ХАМАСа в Газе Ихье Синуара. Он заявил на прошлой неделе, что «свернет шею» каждому, кто посмеет саботировать примирение. В то же время он заявил, что за 51 минуту ХАМАС может выпустить по Израилю столько снарядов, сколько выпустил за 7 недель войны 2014 года.

Заявление Синуара знаменует новую стратегию ХАМАСа — готовность отказаться от гражданской власти в Газе, но не сложить оружие, по крайней мере, пока будет достигнуто соглашение об окончании оккупации. В этом случае ХАМАС согласиться обсуждать и этот вопрос.

83-летний председатель ПА Абу-Мазен и ФАТХ понимают, что в ближайшем будущем они не могут обещать своему народу никакого мирного процесса. Если и есть какая-то надежда на то, что президент США Дональд Трамп предложит действенный мирный план, то Абу-Мазен не может позволить себе говорить только о Западном береге.  В свете этого примирение становится для него и ФАТХа единственной надеждой. Таким образом, примирение является результатом совпадения интересов, которое можно описать так: ФАТХ будет править на земле, ХАМАС — под землей.

Третья заинтересованная сторона — Египет, для которого примирение — вопрос национальной безопасности.  Египту, который ведет войну с ИГ в Синае, управляемая ХАМАСом Газа представляется возможной будущей базой ИГ и убежищем для террористов.

Президент Египта Абдель-Фаттах а-Сисси не может открыть КПП Рафиях только для ХАМАСа — такое решение лишь продлит раскол между Западным берегом и Газой.

Палестинцы убеждены, что позиция Египта одобрена ООН и Белым домом, а, возможно, и Израилем, в свете гуманитарного кризиса в Газе. За этой сделкой, возможно, последует и другая – по обмену пленными.

Превращение этой локальной сделки в шаг, имеющий стратегическое региональное значение, требует существенного международного вмешательства, которое возьмет на себя мирную инициативу или реализует арабскую мирную инициативу. Последнюю упомянул в своей речи Абу-Мазен, предупредив, что приближается момент, когда о плане «два государства для двух народов» можно будет забыть.

Джеки Хури, «ХаАрец», М.Р.
На фото: В тренировочном лагере боевиков в Газе.
Фото: Нир Кафри.


Реклама





Send this to a friend