Век постжурнализма

В 2016 году главными словами года стали fake news, ложные новости, эдакие новостные фальшивки всех видов и сортов. Точнее, самого наихудшего сорта. Таким образом, употребивший их впервые президент США Дональд Трамп вошел в мировую лексикологию еще до того, как вошел в мировую историю. Правда, с тех пор сам Трамп прославился несколькими громкими ложными новостями в своем «Твиттере», где президент днюет и ночует чаще, чем в Белом доме.

2018 год ознаменовался другой новинкой, которая еще не стала достоянием человечества, хотя и мелькает в СМИ – misinformation. Все знают, что такое дезинформация, но что такое мисинформация?

Ложная информация, распространяемая без всякого намерения ввести в заблуждение (с ее помощью).

Теперь отличие от дезинформации становится предельно ясным, ибо последняя по словарному определению есть «заведомо неверная, ложная информация».

Но самое интересное, что глагол misinform есть во всех английских толковых и англо-русских словарях. Классический случай, когда слово есть, а явления нет. Точнее, его не было последние лет сто, пока кому-то не пришло в голову начать систематически дурачить всех людей на земле, пользуясь возможностями интернета.

Раньше многие исходили из того, что в газетах всегда пишут правду, только правду и ничего, кроме правды. Более того, в первые десятилетия существования государства Израиль бытовало устойчивое выражение «катув б’итон» – написано в газете. Это был самый неотразимый аргумент в любом споре: раз написано в газете, значит – правда. Сегодня такой подход и аргументация могут вызвать только гомерический хохот.

А поскольку, в эпоху интернета и соцсетей каждый – сам себе журналист, люди пишут любой вздор, вымысел и откровенную ложь безо всякой криминальной мысли. Им просто нравится дурить голову всем жертвам мисинформации.

Так родился один из парадоксов нашего времени: новейшая технология, призванная в мгновенье ока распространять по всему миру доподлинную информацию, распространяет откровенную ложь.

Этим явлением уже занялись криминологи, психологи, филологи, поскольку при смене языков и понятий суть дела остается той же: люди, о которых раньше никто и никогда не узнал бы, теперь одним нажатием на клавиши могут оповестить мир о смерти Путина, обнаружении в Парагвае дряхлого Гитлера или завещании английской королевы, которая отписала все свое состояние Государству Израиль.

На этом фоне уже не вызывает шока появление таких понятий, как «пост-факты» или «пост-правда». А уж такое слово, как «гомофилия», может даже обрадовать, ибо подразумевает тягу людей к установлению связи с себе подобными.

Хотя, если подумать, последнее напрямую касается мисинформации: порой, читая  отклики в лентах соцсетей, невольно склоняешься к мысли, что эти малограмотные, невежественные, агрессивные люди ищут и находят друг друга, ибо вселенская ложь стала для них не только образом жизни (в интернете), но чуть  ли не кислородом, без которого они умрут.

Рафаэль Рамм «Детали» К.В.

Фото: Pixabay


Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend