Евровидение — как игрушка 

Певица Нета Барзилай, победившая на конкурсе Евровидения с песней «Игрушка»  и вернувшая после 20-летнего перерыва европейский конкурс в Израиль, — попала в точку. Сразу же после ее победы вокруг этого мероприятия начались  игры  на самые разнообразные темы: политические, религиозные, экономические.

Игра в то, кто тут самый бедный, закончилась тем, что руководство телекорпорации «Кан» взяло кредит на сумму в 50 млн.шекелей, чтобы перевести необходимый залог на счет организаторов Евровидения. Буквально  до последнего часа проходили хитроумные политические и экономические маневры с тем, чтобы взять на себя как можно меньше ответственности на случай провала.

В итоге корпорация взяла кредит на свое имя под гарантии правительства, что в случае отмены конкурса по форс-мажорным обстоятельствам: войны, землетрясения или тотального бойкота, эти средства ей будут возвращены.

«Кан» в своем заявлении отмечает, что » видит в проведении конкурса Евровидения в Израиле важное имиджевое мероприятие, которое также принесет стране  экономическую выгоду». Она надеется, что правительство выполнит свои обязательства по достойному проведению конкурса.  

Принятию решения предшествовали изнурительные переговоры между корпорацией, министерством финансов и канцелярией главы правительства. Вещатели настаивали на  том, чтобы правительство само выступило гарантом по финансовым обязательствам, доказывая, что взятие кредита чревато серьезным дефицитом бюджета.

Правительство вместе с министром финансов Моше Кахлоном утверждало, что корпорация «Кан» получает достаточно средств из бюджета, чтобы справиться с необходимыми затратами на проведение конкурса. В конечном итоге,  источники в  правительственной коалиции дали ясно понять, что никаких средств из бюджета корпорации выделено не будет. При этом вся ответственность за отмену Евровидения ляжет на руководство телевещания. 

Более того, в этом случае руководство во главе с премьер-министром и министром финансов приложат все силы к принятию закона о расформировании нынешней телекорпорации. Как известно, премьер — министр был недоволен созданием нынешней  организации, заменившей прежнее Общественное телевидение, и, например, предлагал вывести из его подчинения службу новостей, чтобы ослабить ее влияние.

Закулисные игры вокруг корпорации продолжаются с момента ее рождения, и Евровидение стало удобным поводом для того, чтобы лишний раз попытаться набросить финансовую узду на телевещателей. По закону, корпорация не может допустить дефицита бюджета и данная ситуация потенциально чревата подобным случаем.

Другим поводом для манипуляций вокруг конкурса могло стать желание премьера предотвратить политическую компанию против Израиля, которая несомненна будет развязана активистами BDS,  с тем, чтобы попытаться добиться тотального бойкота конкурса со стороны европейских стран. Благо, предлогов для этого предостаточно, начиная с большого числа жертв среди палестинского населения в ходе массовых протестов и вплоть до закона о национальном характере.

Если бы корпорация отказалась от кредита и по ее вине конкурс был бы сорван, то и в этом случае премьер бы получил желаемое. Вещатели были бы виновны в том, что отняли у израильтян повод для законной гордости, а также нанесли  государству имиджевый, репутационный и экономический  ущерб. Таким образом, они оказались бы в роли козла отпущения, лишившего народ «хлеба и зрелищ». А народ такое, как известно не прощает. И правительство  исполнило бы его волю.

                     Итай Штерн, «ХаАрец», В.П.
На фото: Нета Барзилай на концерте на площади Рабина в Тель-Авиве. Фото: Моти Мильрод.
 


Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама


Send this to a friend