Еврейское счастье

Эти слова можно понимать двояко: нееврей воспримет их, как данность. Мол, везет же евреям. Антисемит добавит: все у них в руках.

И только евреи галута с воспитанной веками самоиронией поймут подлинный смысл этих слов: да какое там счастье! Откуда? Разве оно вообще может быть у еврея? В том смысле, что беды поджидают его на каждом шагу. Так что, на самом деле,  «еврейское счастье» подразумевает прямо противоположное.

Краткий экскурс в последние две тысячи лет еврейской истории приводит к неизбежному  выводу: главная мысль, которая владела умами всех без исключения евреев, состояла в том, чтобы выжить. Евреи всегда были чемпионами мира по выживанию. Единственный народ, который на протяжении веков истребляли так систематически и методично – а он взял и выжил всем назло. И с интересом смотрит в музеях на всех этих древних египтян, вавилонян, греков, римлян, филистимлян, персов и прочих мучителей и гонителей.

Начиная с первого в Европе изгнания евреев из Англии в XII веке, потом из Франции – в XIII-м, из Испании – в XV-м, они всегда жили на чемоданах. Менялись века, менялись правители, менялись обвинения евреев, – от кровавых наветов и отравления колодцев, как вымышленной причины чумы, до устройства революций и развязывания мировых войн – и только чемоданы оставались все те же. Потому что налаженная и надежная еврейская жизнь продолжалась лишь до очередного погрома.

Всегдашняя актуальность этого тезиса стала особенно ясной в годы Катастрофы европейского еврейства. Пессимисты бежали и выжили, оптимисты остались и погибли.

Есть и более свежий пример – Иран. За минуту до того, как аятоллы наглухо закрыли ворота, Израиль послал в Тегеран самолеты, чтобы тамошние евреи успели вырваться из ловушки. Но в новой редакции старого анекдота «А кто же остался в лавке?» они предпочли остаться в своих лавках, где сидят и поныне.

В начале нулевых годов евреи Франции почувствовали запах пожара. Именно тогда к ним обратился глава правительства Израиля Ариэль Шарон с призывом репатриироваться. Они его не послушали и дожили до тех дней, когда теракты и нападения на евреев стали обычным делом. Разве что самые предусмотрительные из них поторопились купить квартиры в Израиле – на всякий случай.

Израиль обращался с призывом и к евреям Украины, которые тоже не торопятся. Правда, сейчас молодые люди призывного возраста, возможно, поймут, что войной на Восточном фронте и одним морским боем дело не кончится, и предпочтут израильскую армию – украинской.

До Второй мировой войны перепись в СССР включила чуть более 2,5 млн. евреев. Перепись 1989 года показала, что их число уменьшилось до 1,5 млн. Массовая репатриация в Израиль сократила эту цифру до полумиллиона. Сегодня по всем странам бывшего Союза едва наберется четверть миллиона, где на первом месте остается Россия.

Сколько евреев осталось в России? Неофициальные данные говорят в лучшем случае о 184 тысячах, в худшем – о 153-х.

Впрочем, две организации  по-прежнему верят в миллионы «мертвых душ»: ХАБАД и  бюро «Натив», работающее при израильском посольстве в Москве для отбора кандидатов на репатриацию. Для тех и других численность российских евреев находится в прямой пропорции к их бюджету: на миллионы евреев положены миллионы долларов, на тысячи – тысячи. Поэтому те и другие готовы объявить евреями всех желающих.

Если французские евреи гарантируют себе будущее в Израиле с помощью квартиры,  российские евреи, как и прочие пасынки бывшего Союза, делают это с помощью израильского паспорта – самого ходового товара за последние десять лет. Пользуясь щедростью и наивностью еврейского государства, они приезжают под видом новых репатриантов, получают паспорт и сразу отбывают восвояси (причем не у всех хватает порядочности не пользоваться льготами для настоящих новых репатриантов). Живя в государстве, которое не признает двойного гражданства, они только и могут любоваться дома синеньким паспортом – с тем же вожделением, с каким покупатель краденой картины рассматривает ее, заперев двери и опустив шторы.

Приедут ли в Израиль последние евреи, которые боятся российской власти не меньше, чем советской?

Истины ради, они едут, но очень мало. А что же другие, те, кто не едут? Есть у них израильский паспорт или нет, но, сидя на кухне, они признаются близким, что давно уехали бы, если бы… Далее следует длинный список причин. Раз в год, при посещении кладбища, умудренные страхом еврейские отцы и деды шепчут им снизу: «Сидите и не рыпайтесь». А умудренные тем же страхом прадеды шепчут сверху: «Как бы не было поздно».

Евреи смотрят друг на друга, смотрят вокруг и, залезая на антресоли, смотрят на чемоданы. Те самые – из еврейской истории, которые всегда наготове.

Вот уже семьдесят лет растет, крепнет и процветает еврейское государство, куда, по планам Герцля, должны были съехаться евреи со всего мира. А тем временем в галуте ассимиляция и смешанные браки доделывают то, чего не успели инквизиция и крематории: если в Израиле еврейское население становится все больше, в галуте оно становится все меньше.

А ведь им есть, куда ехать. Есть своя страна, где их ждут и примут. Не едут. В чем же дело? Неужто в тех же горшках с мясом, по которым тосковали евреи, проклиная Моисея за то, что он сорвал их с насиженных мест. Мясо в Египте было вкуснее манны в пустыне.

Любить Израиль  на расстоянии считается хорошим тоном. И ворчать – тоже: климат жаркий, все дорого, с работой тяжело, пенсия грошовая, вокруг – террор, войны… Все это – чистая правда, которую никто не скрывает. И приходится снова сводить дебет с кредитом, мучительно выясняя, что еврей потеряет и что выиграет, переехав в Израиль.

Мы не принимаем никакого участия в этих расчетах и, Боже упаси, не даем никаких советов. Этот самый главный вопрос – ехать или нет – каждый решает для себя сам. Но если чему и можно научиться у еврейской истории, так это тому, что прадедам надо доверять больше, чем газетам.

А тем временем часы тикают, вокзальный колокол звонит – сами понимаете, по ком! – и удушье в Европе опять становится невыносимым. Это для других «между молотом и наковальней» – метафора, а для евреев галута – давно обжитое пространство с привычным ожиданием удара по голове.

Это и есть еврейское счастье.

Рафаэль Рамм, «Детали». Иллюстрация: Pixabay


тэги

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend