Еврейский теракт в год большой алии

В воскресенье, 20 мая 1990 года около шести часов утра на перекрестке Ган Врадим возле Ришон ле-Циона появился странного вида молодой человек. На нем были армейские брюки, кроссовки и обычная майка, поверх которой было надето черное кожаное пальто – явно не по сезону. На шее у него болтался автомат «Галиль».

Несмотря на ранний час, на перекрестке было многолюдно. Здесь каждое утро собирались арабские рабочие из Газы. В то время никаких КПП и заградительных сооружений на границе между Израилем и сектором Газа не существовало, и палестинцы запросто въезжали в пределы «зеленой черты» на своих машинах. В условленных местах их, как правило, уже ждали израильские работодатели. Перекресток Ган-Врадим был известен как один из таких «невольничьих рынков», где всегда можно найти желающих подработать палестинцев.

В то утро на перекрестке находились около пятидесяти человек. Молодой человек жестом руки приказал им построиться. «Для проверки документов», — пояснил он спокойным голосом. В этот момент на перекрестке показалась машина «Пежо-504» с палестинскими номерами. Молодой человек остановил и ее, и велел находившимся в ней людям присоединиться к строю. После чего попросил всех сесть на землю и предъявить документы. Закурил. И спустя минуту спросил: «Вы знаете, зачем я собрал вас здесь? Лучше вам не знать!» И открыл по сидевшим перед ним людям огонь из автомата.

Он стрелял очередями, в самую гущу толпы. Когда закончились патроны, сменил магазин. Потом еще один. Опустошив три магазина, сел за руль остановленного им «Пежо» и уехал. На залитый кровью перекресток Ган Врадим стали прибывать машины «скорой помощи». Примчались полицейские. Начался подсчет пострадавших. Семь человек были убиты, одиннадцать ранены.

Молодой человек, тем временем, подъехал к дому своей бывшей подруги, вышел из машины и стал петь под ее окном. Из дома вышел брат девушки, попросил не шуметь. Увидел «Пежо» с палестинскими номерами, потрогал раскаленное дуло «Галиля» и спросил: «Что случилось?» «Собрал неплохой урожай на арабском рынке», — услышал он в ответ. Брат девушки забрал у незваного гостя автомат и впустил его в дом. Прибывшие по горячим следам полицейские застали молодого человека обнимающимся со своей бывшей подругой.

В ходе допроса выяснилось, что задержанного зовут Ами Попер и ему 21 год. Автомат «Галиль» он украл у своего брата – солдата, прибывшего домой на субботу. Сам Ами провел в армии около года, после чего был отчислен из-за проблем с дисциплиной на почве неустойчивой психики. Именно из-за его непредсказуемого характера с ним решила расстаться и подруга, Хагит Мизрахи. Ами тяжело переживал расставание со своей девушкой. «Или я покончу с собой, или совершу преступление, — сказал он ей. – Без тебя мне лучше быть в тюрьме, чем на свободе».

Разрыв с подругой, повлекший за собой серьезную психологическую травму, стал основной версией следствия, пытавшегося установить мотив преступления Ами Поппера. По другой, Поппер в возрасте 13-лет подвергся сексуальному насилию со стороны араба. Обе эти версии, подразумевавшие смягчающие обстоятельства преступления, суд убедительными не признал. Поппер был признан виновным в совершении теракта на националистической почве и приговорен к семи пожизненным заключениям.

В тюрьме Поппер обратился к религиозному образу жизни, женился, у него родились дети. В 2007 году, во время отпуска, он, не имея водительских прав, сел за руль. В машине вместе с ним находились жена и трое их детей. Совершая обгон, Поппер выехал на встречную полосу и не сумел избежать столкновения с ехавшей по ней машиной. В результате жена и один из его сыновей погибли. Сам Поппер и двое других детей были ранены. Спустя четыре года овдовевший заключенный женился вновь.

В ноябре 1999 года президент Эзер Вейцман заменил вынесенный Попперу пожизненный приговор на сорок лет лишения свободы. Таким образом, Поппер должен выйти из тюрьмы в ноябре 2030 года. В июне прошлого года еврейский террорист обратился к властям с просьбой сократить треть его срока за примерное поведение. Однако против досрочного освобождения Поппера выступили представители ШАБАКа. В связи с этим рассмотрение его просьбы было отложено на год.

Теракт на перекрестке Ган Врадим повлек за собой массовые волнения в Иудее, Самарии и секторе Газа, а также в пределах «зеленой черты» – в Хайфе, Назарете, Тайбе, Лоде. Беспорядки сошли на «нет» лишь спустя несколько дней. В результате нескольких дней столкновений погибли 19 палестинцев, около 700 были ранены.

В связи с терактом президент Египта Хусни Мубарак вновь обратился к Израилю с требованием не расселять новых репатриантов из Советского Союза в Иудее, Самарии и секторе Газа. Это был год большой алии, в течение которого в Израиль приехали 200 тысяч человек. К маю более 50  тысяч из них уже находились в стране, а многие десятки тысяч в это время паковали вещи и стояли в очереди за визой у израильского посольства в Москве.

Возможное изменение демографической ситуации на территориях в связи с массовым наплывом репатриантов всерьез волновало арабских лидеров. Только за пять дней до роковых выстрелов на перекрестке Ган Врадим Хусни Мубарак и советский лидер Михаил Горбачев осудили «расселение еврейских эмигрантов из СССР на оккупированных территориях». Более того, как сообщала газета «Маарив», Горбачев обещал Мубараку обсудить этот вопрос с президентом США Джорджем Бушем.

Еврейский теракт дал президенту Египта дополнительный повод предъявить Изралю эти претензии. Но, как известно, безрезультатно. Как и сегодня, так и тогда новых репатриантов, прибывавших в Израиль, никто не ограничивал в передвижении по обе стороны «зеленой черты».

Борис Ентин, «Детали». Фотоиллюстрация: пресс-служба полиции Израиля

тэги

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend