Еврейские войны

В Вавилонском Талмуде сказано, что в те времена, когда у евреев было свое государство, отстоять его помешала «беспричинная вражда» между ними. В результате были разрушены и Первый храм, и Второй, но еврейские войны продолжались.

А в 30–40-х годах XX века ни Вторая мировая война, ни война с мандатными властями не помешали еврейским подпольным организациям воевать друг с другом.

Прошло много десятилетий, прежде чем историкам удалось нарушить заговор молчания об этой междоусобной войне. По крупицам они составили список из пятидесяти евреев, включая пять женщин, приговоренных к смерти по подозрению в «предательстве», в «доносительстве», в «шпионаже», в «идеологическом отклонении», которых расстреляли подпольные организации Хагана, «Эцель» и «Лехи».

Только одного приговоренного не расстреляли, а утопили в реке Яркон.

Спустя много лет шестерых из пятидесяти, входивших в список, реабилитировали.

Казням предшествовал полевой суд в составе «тройки», которая рассматривала доказательства, собранные во время слежки, обысков и на допросах с пристрастием. Разве что, в отличие от других небезызвестных «троек», евреи заранее предупреждали подозреваемых, что они заплатят жизнью, если не перестанут доносить на своих.

Бывший член «Лехи» вспоминал, как на явочной квартире его две недели учили убивать, а потом отправили на задание: «Однажды меня послали убить еврея, который жил в Тель-Авиве. Его приговорили к смерти за то, что он работал на английскую разведку. Я не знал его лично, и со мной пошел человек, который должен был его опознать. Была ночь. Мы долго ждали в засаде. И вот из дома кто-то вышел. Я сунул руку за пистолетом, и тут мой товарищ говорит, что не уверен, тот ли это человек или нет. Жаль. Я так хотел убить его во имя родины, и не получилось. В другой раз приговоренным к смерти был еврей, служивший в английской полиции. Мы с напарником поджидали его вечером. И вот он вышел с женой, я уже собрался нажать на курок, а напарник меня остановил: «Только не в присутствии жены».

После ликвидации публиковалось соответствующее заявление.

Самая громкая и темная из подобных историй связана с именем Элияху Гилади, который до репатриации приобрел военные навыки в румынской армии и прославился в рядах «Лехи», как смелый участник дерзких банковских «эксов» и покушений. У него были авантюрная жилка и огромное обаяние. Гилади метил на пост командира «Лехи» и начал конфликтовать с товарищами. Есть много версий развития дальнейших событий, но с одним фактом никто не спорит: летом 1943 года Гилади был убит без суда и следствия по личному приказу Ицхака Шамира, будущего главы правительства Израиля.

Позднее Гилади реабилитировали, но место его захоронения до сих пор неизвестно, и никто не знает обстоятельств казни. В мемориальном альбоме, изданном израильским Министерством обороны, говорится, что «Гилади не был приговорен к смерти товарищами по обвинению в предательстве, а стал трагической жертвой борьбы в условиях подполья».

Скупой на слова Шамир сказал в интервью, что «Гилади был страшным человеком, который просто выжил из ума и хотел убить всех руководителей ишува, включая Бен-Гуриона и Вейцмана».

Другие склонны считать, что подобные обвинения были безосновательными. Да и сам Шамир, друживший с Гилади и совершивший вместе с ним побег из английской тюрьмы, видимо, не случайно назвал свою дочь Гиладой.

Опасность поджидала подпольщиков «Лехи» не только со стороны англичан, но и со стороны бывших товарищей из «Эцель», которые выдавали их мандатным властям.

В архивах сохранилось несколько докладных записок руководителей британской контрразведки о том, что председатель ревизионистского движения доктор Артур Альтман неоднократно передавал англичанам списки еврейских подпольщиков из «Лехи».

Сбором такой информации занимался начальник разведки «Эцель» Исраэль Прицкер, заплативший за это жизнью: в сентябре 1943 года боевики «Лехи»застрелили его в Тель-Авиве на глазах у пятилетней дочери.

В истории еврейского подполья в Эрец-Исраэль был период, получивший название «Сезон» — охота Хаганы на членов «Эцель» и «Лехи», которых руководители Хаганы называли «отщепенцами» или «отступниками».

23 октября 1944 года по настоянию Бен-Гуриона правление Сохнута приняло следующую резолюцию: «Ишув должен вырвать с корнем из своей среды всех членов этих разрушительных банд убийц. Мы приложим все силы, чтобы лишить террористов убежища и не поддаваться на их угрозы, а также чтобы оказать всяческое содействие мандатным властям в прекращении террористических актов и в уничтожении замешанных в них организаций».

Так начался «сезон» охоты. По всей стране члены Хаганы похищали «отступников», перевозили их в киббуцы, допрашивали, избивали, иногда даже пытали. «Эцель» и «Лехи»были лишены источников финансирования, а их семьи – средств к существованию: их увольняли с работы, а детей выгоняли из школы. Поименные списки членов обеих организаций передавались английской контрразведке, проводившей аресты. В общей сложности англичанам передали более семисот имен. В отдельных случаях люди Хаганы лично передавали в руки англичан членов «Эцель».

«Сезон» грозил перерасти в гражданскую войну. Однако «Эцель» решила воздержаться от мести, и ее командир Менахем Бегин призвал своих людей: «Не поднимайте руки на наших братьев, не ведите вооруженной борьбы против них. Не они виноваты. Их одурманивают и подстрекают. Не будет между нами братоубийственной войны».

«Сезон» длился пять месяцев и окончился в марте 1945 года.

Три года спустя, 22 июня 1948 года, Менахем Бегин столкнулся с Давидом Бен-Гурионом еще раз. Бегин был на борту гружёного оружием судна «Альталена», вставшего на якорь у побережья Тель-Авива, а Бен-Гурион – на берегу.

Опасаясь попытки государственного переворота в новорожденном Государстве Израиль, Бен-Гурион собрал экстренное заседание правительства, обвинил Бегина в «попытке убить государство» и потребовал от него сдать все оружие. Бегин отказался. Бен-Гурион отдал приказ открыть огонь по «Альталене».

Командиром артиллерийской батареи, исполнившей этот приказ, был молодой подполковник Ицхак Рабин. Четыре снаряда «священной пушки» (как назвал ее позднее Бен-Гурион) прошли мимо цели. Пятый снаряд в нее попал. От взрыва на судне погибли четыре человека, и еще четырнадцать бойцов «Эцель» были убиты в перестрелке на берегу.

Но и после этого оставшийся в живых Бегин приказал своим людям не начинать гражданской войны.

Владимир Лазарис


500 лет еврейской истории и 25 лет поисков в израильских и зарубежных архивах легли в основу книги Владимира Лазариса «Среди чужих. Среди своих».

«Детали» публикуют избранные главы из этой, единственной в своем роде, хроникально-исторической книги. В основу статей легли и рассекреченные цензурой протоколы, и архивные материалы о самых неожиданных сторонах еврейской жизни в Диаспоре до и после Катастрофы, и множество неизвестных документов, публикуемых впервые на русском языке.

Приобрести книгу «Среди чужих. Среди своих» или другие произведения Владимира Лазариса можно, обратившись на его сайт: www.vladimirlazaris.com 

На фото: горящая «Альталена», 28 июня 1948. Фото: Wikipedia public domain. 

тэги

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend