Еврей — шпион Гитлера

Пауль Эрнст Факенхайм считал себя немцем, потому что родился в Германии. В Первую мировую войну он сражался в немецкой армии и был награжден Железным крестом первой степени. В те годы среди его приятелей был и Герман Геринг.

По окончании войны Факенхайм работал поваром в гостинице. А после прихода к власти нацистов его арестовало гестапо, и он попал в концлагерь Дахау.

Как-то утром заключенного Факенхайма вызвали к коменданту лагеря, где  его ждали двое штатских. Они спросили, готов ли он послужить родине. Не получив ответа, один спросил: «Разве вы не немец?» Факенхайм ответил:

— Немец.

— Значит, ваш долг — помочь Германии. Нашей разведке нужен человек в Палестине.

— Как же я буду шпионить против евреев, если я по происхождению еврей? — спросил Факенхайм.

Тогда второй в штатском уточнил:

— Не против евреев, а против англичан, которые, кстати, обращаются с евреями хуже, чем немцы. Нам нужен свой человек в Палестине, который будет сообщать обо всех перемещениях английской армии.

Герой Первой мировой войны, кавалер Железного креста первой степени, Пауль Эрнст Факенхайм сказал, что готов послужить своей родине, его  беспокоит только, что будет с мамой.

— А где живет ваша мать? — спросили его. — Во Франкфурте, — ответил Факенхайм.

— Она знает, где вы?

– Нет.

— О ней не беспокойтесь», – наперебой заверили оба штатских и пообещали, что мать будет получать пенсию, медицинское обслуживание и никто ее пальцем не тронет.

Тем же вечером Факенхайма переодели в цивильное, накормили сытным ужином и отправили в Брюссель. Там ему дали денег, поместили в небольшой пансион и сказали:

— Отдыхайте, приходите в себя, ни в чем себе не отказывайте.

.Он так и сделал.

Его обучали азбуке Морзе, фотографированию, шифровальному делу, тайнописи, уходу от слежки и другим премудростям новой работы. Из Брюсселя он переехал в Париж, оттуда — в Афины. Там его ввели в курс предстоящей операции, выдали поддельные документы на имя Пауля Коха и в ночь с 9-го на 10 октября 1941 года сбросили на парашюте над Палестиной, на самом побережье Средиземного моря.

Шпионская карьера Факенхайма продлилась ровно столько, сколько ушло на приземление: внизу его уже ждала чуть ли не половина английской армии.

По одной версии, операция провалилась из-за давней вражды между абвером и гестапо, которое не могло смириться с тем, что еврей вышел живым из Дахау. По другой версии, глава нацистской разведслужбы в Афинах, разъяренный тем, что еврей принимает участие в победоносной войне Третьего рейха, позаботился об утечке информации — и англичане узнали, что парашютист, генерал СС Пауль Кох, направлен в Палестину для организации антибританского мятежа.

На допросе Факенхайм вначале сказал, что он Пауль Кох, а потом признался, что он еврей Факенхайм. Англичане не поверили и устроили ему имитацию расстрела. Напрасно. Тогда его отдали под суд. Ему дали адвоката, и тот сказал:

— Если вы действительно еврей, в Палестине у вас должны быть родственники. Евреев, у которых нет родственников где бы то ни было, а тем более в Палестине, не бывает. Так что кто-нибудь из них вас обязательно опознает.

— У меня здесь действительно есть родственники, — обрадовался Факенхайм и составил список из семи человек, где первым значился его родной дядя.

На очной ставке родной дядя сказал, что знать его не знает и видеть не видел — друзья посоветовали дяде не впутываться в это грязное дело. Да и сам он решил, что, если его племянник такой мерзавец, что пошел служить Гитлеру, пусть и расплачивается за свою подлость.

Список родственников подходил к концу, уже была назначена дата суда, который не сулил Факенхайму ничего, кроме виселицы, когда адвокат разыскал в Петах-Тикве женщину, которая была прислугой у его матери.

— Боже мой, Пауль, что вы тут делаете? — воскликнула она, увидев сына своей бывшей хозяйки в наручниках и в тюремной робе.

Эта фраза спасла Факенхайма от виселицы, но не от тюрьмы. Он просидел в ней до самого конца войны.

Освободившись, Факенхайм первым делом помчался во Франкфурт к матери. Дверь открыла соседка, долго с удивлением смотрела на него и наконец спросила:

— Разве вы не знаете, что вашу мать арестовали, когда началась война, и отправили в Терезиенштадт?

Эту поразительную историю раскопал израильский автор шпионских книг («Энигма», «Шпионы в Земле обетованной» и др,) и биограф Бен-Гуриона, бывший депутат кнессета от партии «Авода» Михаэль Бар-Зохар. Случайно услышав о еврейском шпионе Гитлера, он задался целью разыскать его и нанял для этого студента-немца. Тот перелопатил все телефонные книги Германии и, наконец,  нашел в городке под Гамбургом Пауля Эрнста Факенхайма.

Бар-Зохар написал ему письмо с предложением уплатить половину выручки за книгу, если  Факенхайм согласится с ним встретиться и все рассказать.

Пауль Эрнст Факенхайм согласился.

В 1985 году книга «Еврейский шпион Гитлера» вышла на английском языке, а потом на немецком и других языках. Шпион-неудачник оказался и бизнесменом-неудачником: в его договоре с Бар-Зохаром ни слова не было сказано о выручке от переводов.

Владимир Лазарис. Фото: Викисклад, U.S. Air Force, Public Domain.


500 лет еврейской истории и 25 лет поисков в израильских и зарубежных архивах легли в основу книги Владимира Лазариса «Среди чужих. Среди своих».

«Детали» публикуют избранные главы из этой, единственной в своем роде, хроникально-исторической книги. В основу статей легли и рассекреченные цензурой протоколы, и архивные материалы о самых неожиданных сторонах еврейской жизни в Диаспоре до и после Катастрофы, и множество неизвестных документов, публикуемых впервые на русском языке.

Приобрести книгу «Среди чужих. Среди своих» или другие произведения Владимира Лазариса можно, обратившись на его сайт: www.vladimirlazaris.com

тэги

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend