Если беден — отдай ребенка

Тот из родителей, у кого больше доход, должен получить и больше прав на опеку над ребенком в случае развода. Такую формулу предлагает новый законопроект, обсуждавшийся на совместном заседании двух парламентских комиссий — по правам ребенка и по образованию.

Интересно, смотрели ли депутаты, которые поддерживают эту идею, американский фильм «Крамер против Крамера»? Его сюжет как раз построен на конфликте двух родителей, борющихся за опеку над своим маленьким сыном. Там выиграл в суде тот родитель, который зарабатывает больше — вот только суд забыл при этом об интересах самого ребенка и его переживаниях.

Так или нет, закон принят в первом чтении. В Израиле принято оставлять право опеки матери, если ребенку еще не исполнилось шести лет. Депутат Йоав Киш («Ликуд») требовал снизить эту возрастную планку до четырех лет, Шули Муалем-Рафаэли («Еврейский дом») — до трех. Из-за спора между ними законопроект не продвинулся дальше утверждения в предварительном чтении, и это бы еще полбеды — но конфликт привел чуть ли не к коалиционному кризису, потому что Киш в отместку отказался поддержать законопроект Муалем о передаче Ариэльского университета в ведение Совета по высшему образованию, в ответ на что министр юстиции Айелет Шакед отложила на три месяца совещания министерской комиссии по законодательству, чем затормозила утверждение всех законопроектов.

Попыткой выйти из этого кризиса и объясняется сейчас то усердие, с которым депутаты пытаются провести закон об опеке, базирующийся на предложениях обоих депутатов. Пункт о материальном положении родителей добавлен Йоавом Кишем — и он вызвал возмущение ряда депутатов, присутствовавших на заседании.

Насколько справедливо предполагать, что только богатый человек может быть хорошим родителем? Этот вопрос «Детали» задали специалисту по делам защиты прав детей, адвокату Веронике Бромберг.

— Я, как адвокат, много лет занимаюсь проблемными семьями. В любом семейном конфликте защита прав детей должна быть приоритетным требованием. А этот новый законопроект я не могу назвать иначе, как абсурдным! Такой закон только усилит войну между родителями, которым придется тратить еще больше денег на адвокатов. К тому же он потребует большего вмешательства социальных работников — а значит, вырастут затраты государства на деятельность социальных служб, и увеличится нагрузка на суды.

Я указываю на это, чтобы представить ситуацию в полном объеме. И мне кажется, что этот закон придуман главным образом для того, чтобы освободить от алиментов одного из родителей. Чаще всего плательщиком являются отцы. А когда забота о ребенке ложится на плечи отцов, то часто, как показывают мой опыт, они оставляют его на попечении бабушек или няней. Мужчины в большинстве своем заняты на работе, заняты своей карьерой, и это естественно. А детям до шестилетнего возраста очень нужна материнская опека.

— То есть закон даст возможность отцам избежать необходимости платить алименты?

— Именно! А это для таких отцов — праздник. А вот борьба за опеку над ребенком в итоге только усугубится!

— На этом этапе продвигаются обе версии законопроекта, причем говорится, что ообе имеют право на существование. Но смогут ли обе эти версии использоваться в разбирательствах по вопросам опеки над детьми?

— Это еще один абсурд. Первая версия предлагает не рассматривать первые два года совместной жизни родителей, выясняя, кто из них больше ухаживал за ребенком, а кто меньше, и отдать предпочтение тому родителю, у которого финансовая база более прочная. Понятно, что по второй версии ребенок будет передаваться отцу, так как большинство матерей не работают, пока ребенок мал. Вторая версия более приемлема: в ней не учитывается экономическая стабильность каждого из родителей, и все же принимается во внимание, кто из родителей больше ухаживал за ним в предыдущие годы. И главное, есть возможность назначить общее опекунство, то есть позволить родителям по очереди быть с ребенком.

Обе версии оставлены пока в первом чтении, и выбор будет осуществляться из соображений, которые необходимо учитывать при выборе опекуна. Собственно, поэтому и разгорелся спор во время заседания. Причем во всем этом скандале вообще забыли про ребенка!

— А на каком этапе появляются социальные службы?

— Ровно на этом! Когда начинается так называемое «общее опекунство», возникает спор, кто и сколько будет проводить времени с ребенком, тогда социальные службы вмешиваются и предлагают простое решение: отправить ребенка в интернат! То есть они предложат вообще разлучить его с родителями.

— Вы думаете, что закон сохранится в таком виде до второго и третьего чтения?

— Я надеюсь, что победит здравый смысл. Что финансовое положение родителей, в конце концов, вообще вычеркнут из всех версий и списка факторов; что до трех лет ребенок будет оставаться у матери, и найдется компромисс, когда родители получат равные права.

Как писали ранее «Детали», мнения депутатов и специалистов на этот счет разделились без оглядки на партийные предпочтения. По мнению Бецалеля Смотрича («Еврейский дом»), положение, связанное с «экономической состоятельностью» родителей, лишь одно из многих соображений, «связанных с благосостоянием ребенка». А Рахель Азария («Кулану») считает, что «экономический фактор никогда не был мерой для чего-либо, когда речь идет о качестве семьи. Увы, Киш и Смотрич доказали, что дети их не интересуют». Представитель Минюста Мория Коэн-Бакши тоже считает, что богатство или бедность родителя не должны влиять на выбор приоритета в установлении опеки. «Прежде всего, следует исходить из того, кто лучше ухаживает за ребенком и с кем ему хорошо, а не руководствоваться материальным положением родителей», — подчеркнула Коэн-Бакши.

Мирьям Кацнельсон, «Детали». Фото: Эяль Туаг


Читайте также: Ребенка долгие годы держали взаперти в захламленной квартире

тэги

Реклама





Send this to a friend