«Эскизы к закату»

13 октября в зале Израильской консерватории в Тель-Авиве состоится особенный концерт — «Эскизы к закату». Ансамбль, состоящий из ведущих российских музыкантов, исполнит камерные произведения Леонида Десятникова, выдающегося и признанного во всем мире российского композитора, лауреата многочисленных премий.

В сентябре уже состоялась израильская премьера его цикла «Идиш: пять песен для голоса и струнного квартета», в исполнении сопрано Илы Баджо и Иерусалимского квартета. Однако впервые программа концерта будет целиком посвящена музыке Десятникова.

Он родился в Украине, в Харькове, в семье евреев-бухгалтеров, начал заниматься музыкой в родном городе и продолжил обучение в Ленинградской консерватории. Десятников —  автор опер, балетов, вокальных циклов, музыки у фильмам и спектаклям. С 2009 по 2010 он был музыкальным руководителем московского Большого театра.

Он говорит, что лучше всего может выразить себя в камерной музыке.

«По свойствам моего характера я предпочитаю слушать музыку в одиночестве, в наушниках, — говорит он. — Для меня это интимный процесс, которым я очень дорожу. В концертном зале многое меня отвлекает. Конечно, звучание симфонического оркестра тоже можно слушать в наушниках, но в этом процессе участвует слишком много людей. Общение не предполагает контакт с большим количеством людей, а слушание музыки — это, несомненно, общение».

Среди произведений, которые прозвучат на концерте, «Буковинские песни», цикл из 24 прелюдий для фортепьяно, основанных на украинских народных песнях. Музыкальные критики находят связь между этим, одним из недавних, опусов Десятникова, и 24 прелюдиями Шостаковича. Однако композитор с ними не согласен. Соотносится ли он с композиторами прошлого, вступает ли с ними в какой-либо диалог?

«Для меня это более естественно, чем общаться с композиторами-современниками. Это невербальный диалог, который мне трудно описать. Но иногда в музыкальном тексте возникает некий омаж, всего несколько нот. Произошло такое и с «Буковинскими песнями». Каждая прелюдия основана на вполне определенной народной песне, но вы вдруг можете услышать нечто, отсылающее вас к Шуберту, Шуману или Рахманинову. Это даже не я – это тот, кто сочиняет внутри меня музыку».

Десятников рассказывает, что у него был «многолетний роман» с музыкой Астора Пьяццолы. «Я обязан этим скрипачу Гидону Кремеру, который взял на себя культуртрегерскую миссию по пропагандированию музыки Пьяццолы, и много в этом преуспел. И я также участвовал в этом процессе в качестве арранжировщика, редактора, переделывальщика и получал большое удовольствие от этой работы. Мое сочинение «По канве Астора», которое прозвучит в концерте, — часть этого проекта».

Десятников объясняет, что, в отличие от многих современных композиторов Пьяццола «был наделен прекрасным чувством ритма».

— Я впервые познакомился с его музыкой в конце 1980-х и она показалось мне очень свежей. Пьяццола смог соединить высоколобую музыку с низкой. Он принадлежал к городской богеме, к миру клубов и кабачков и создал жанр Nuevo Tango, который находится где-то между ними. Мне это очень нравится. По крайней мере, 4-5 произведений Пьяццолы — настоящие шедевры.

— В вашей музыке немало юмора, это так?

— Я сказал бы, что моя музыка нескучная. Я представляю себя слушателем в зале и думаю, что слушатель не должен скучать. Юмор – это инструмент, который не дает публике заскучать.

В прошлом он пытался отнести свою музыку к какому-либо жанру, но в конце концов сдался. «Я однажды назвал свой жанр минимализмом с человеческим лицом, но был очень зол на себя за то, что неудачно пошутил не в том месте и не в то время – эта шутка была растиражирована. Я просто русский композитор», — говорит Леонид Десятников.

Максим Рейдер, «Детали».
Фото: Тромин (предоставлено ПиАр службой).

тэги

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend